Свежие комментарии

  • Наташа Ширинская
    И не просто  иностранец... Американец...!Открытое письмо Александру Солженицыну от Дина Рида.
  • Виктор Некрасов
    У вас информация не полная. По пятницам на канале "Спас" известный журналист Мамонтов ведет передачи, на которые приг...Финансовая тайна Троцкого
  • Удав Иванович
    Золотой Запас царской России прихватизировали чехи, которые через Японию вывезли его к себе, а потом построили военны...Финансовая тайна Троцкого

Донской казак Иван Болдырев: фотограф и изобретатель (64 фото)



Фотография проникла в Россию сразу после ее изобретения. По поручению Академии наук, академик И.Х. Гамель в 1839 – 1841 гг. знакомится и Ф. Талботом, И. Ньепсом и Л. Дагером и доставляет в Россию описания известных в то время фотографических процессов, необходимую аппаратуру и химикаты, образцы снимков.

Первые десятилетия истории фотографии в России – это энергичное совершенствование ее технических средств, освоение новых творческих возможностей, а также изучение и освоение новыми техническими средствами окружающего мира.



В XIX – начале XX века серьезно эволюционировала техника и технология фотографии. Основной технологией, которая использовалась в середине XIX в., был дагеротип. В середине 1850-х гг. дагеротип уступает место мокроколлоидному процессу, на смену которому, в свою очередь, в 1870-х гг. приходят сухие бромжелатиновые пластинки и, затем, целлулоидная пленка, господство которой тянулось на протяжении всего XX века. Совершенствуется фотоаппаратура. Основные направления, по которым это происходит, - совершенствование оптики, изобретение и совершенствование затвора, тенденция к миниатюризации. Общей тенденцией стало упрощение всех фотографических процессов, что привело к массовому распространению фотографии. Фотография стала частью повседневности, вошла в быт большинства людей.

 В истории отечественной светописи имя Ивана Васильевича Болдырева стоит особняком. Человек незаурядного дарования, талантливый художник, фотограф, изобретатель не смог найти своего места в суровой действительности, а дарованию его так и не удалось до конца раскрыться то ли в силу того, что его, простого донского казака, не очень-то принимали столичные фотографические знаменитости, то ли из-за сложностей его характера – ведь любая неординарная личность всегда отличается обостренной реакцией, болезненно реагируя на любую житейскую несправедливость.

Иван Васильевич Болдырев родился в 1850 году на Дону, в станице Терновской, где испокон века селилось казачество. Отец его долгие годы был на царской службе, и до пятнадцати лет будущий фотограф считался чуть ли не сиротой, зарабатывая на хлеб тем, что помогал деду пасти скот. Вернувшись домой, отец отдал его в услужение офицеру, в надежде на то, что из сына со временем получится исправный писарь. Но Болдырева с раннего детства больше всего на свете привлекала техника. Он, завороженный, присматривался к тому, как работают всевозможные механизмы. Вершиной техники тогда для него были простые часы. Овладев ремеслом часовщика, начал чинить нехитрые механизмы для односельчан, что стало приносить некоторый доход.

Скопив небольшую сумму денег, 19-летний юноша покинул родную станицу и уехал в Новочеркасск. Именно там Иван нашел свое истинное призвание – фотографию. Юноша, освоив азы редкой в те годы профессии, довольно скоро вполне профессионально начал выполнять основные виды фоторабот.

Интерес к светописи привел его в Петербург, где
в 1872 году он поступил на службу в фотоателье Лоренца, а затем стал посещать вольнослушателем занятия в Академии художеств, окончить которую из-за материальных трудностей ему не удалось. Жизнь в столице не баловала его. Работая ретушером и помощником фотографа, Иван Болдырев почти весь свой заработок тратил на дорогостоящие фотоматериалы и эксперименты по усовершенствованию фотосъемки и фототехники. Поэтому его постоянными спутниками были нужда и бедность.

Но ничто не могло погасить тягу к знаниям. Потребность в самообразовании привела его в Императорскую публичную библиотеку. В 1873 году он познакомился с Владимиром Васильевичем Стасовым, который в то время был заведующим художественным отделом библиотеки, куда поступали произведения графики, российские и зарубежные фотографические издания. Стасов в ту пору занимался составлением каталога фотографий, хранящихся в библиотеке. Маститый искусствовед и художественный критик принял активное участие в судьбе молодого талантливого фотографа, чье дарование он сразу отметил. Стасов помог с заказами, неоднократно рекомендуя его состоятельным, а подчас и знаменитым заказчикам. Так, например, сохранилось письмо, в котором Стасов писал П.М. Третьякову: «…очень прошу Вас допустить к снятию фотографий нашего отличного фотографа Ив. Вас. Болдырева, известного по превосходным его снимкам...»

Сам Болдырев, впрочем, считал себя в первую очередь изобретателем. Не имея возможности приобретать и заказывать дорогостоящую оптику, он был вынужден пользоваться самодельными объективами. Сутками напролет с завидным упорством бился над созданием универсального короткофокусного объектива. Изучая законы оптики и испытывая различные комбинации стекол, Болдырев достиг заметного успеха. Из нескольких линз, помещенных в самодельную картонную оправу, он получил простой, но весьма удачный объектив, который позволял получать вполне приличное изображение.

Более того, по некоторым параметрам собранная им оптическая система превосходила существовавшие в те годы фабричные объективы. Угол изображения и светосила болдыревской конструкции превосходили фирменные, лишь несколько уступая им в качестве изображения. По рекомендации V (фотографического отдела) Императорского Русского технического общества (ИРТО) фотообъектив Болдырева в 1878 году был испытан в фотоателье А. Деньера (Невский пр., 19) и показал удивительный результат, «позволяющий при портретной групповой съемке передавать не только линейную, но и воздушную перспективу». Однако эксперты отдела отказали изобретателю в отправке его «двухдюймового фотообъектива» на Всемирную выставку в Париж.

 В 1878 году И.В. Болдырев предложил новый тип фотоматериала – мягкую пленку. Она обладала замечательными свойствами: «эластична настолько, что ни свертывание в трубочку, ни сжимание в комок не могут заставить ее искривиться», – так писали тогда газеты об изобретении Болдырева.

Долгие годы потратил он на отстаивание приоритета предложенного им прототипа современной фотопленки, которую не смог не только внедрить в практику, но даже получить на нее патент или, как тогда говорили, привилегию. Русскому умельцу не удалось наскрести 15О рублей, которые требовались для регистрации его изобретения. А в это же время, точнее, спустя два года, за океаном удачливый предприниматель Джордж Истмен основал свое ставшее вскоре знаменитым на весь мир предприятие «Eastman Kodak», использовавшее в фотоаппаратах материал, предложенный русским изобретателем.

Помимо всего вышесказанного, Болдырев в 1889 году сконструировал точнодействующий моментальный фотозатвор для объектива, который на заседании Императорского Русского технического общества в 1889 году был признан «лучшим из всех имеющихся в продаже».

С помощью своего короткофокусного фотообъектива и моментального фотозатвора И.В. Болдырев достиг «заметных успехов при фотосъемке пейзажа из окна вагона поезда и портретов».Обо всех этих изобретениях и усовершенствованиях Болдырева помнят немногие, но зато до нас дошли его фотографии, которые производили сильное впечатление на современников.

Многие из работ Болдырева Стасов называл «бытовыми картинами..., точно созданными талантливым художником». Наибольший интерес, несомненно, представляет коллекция снимков, сделанных им у себя на родине.

Речь идет о так называемом «Донском альбоме» – собрании снимков, озаглавленном им «Виды и типы 2-го драгунского округа, снятые в 1875-76 годах». Это несколько десятков великолепных изображений, сделанных фотографом в станицах Цимлянской, Кумшанской, Ееауловской и других казацких поселениях, куда он регулярно приезжал на лето.

Эти снимки являются подлинным документом, повествующим о жизни донского казачества, о его нравах и обычаях. Сделаны они человеком, отлично знающим все тонкости жизни местного населения. Надо сказать, что его фотографии не прямой репортаж, а тонкие, неназойливые аранжировки, выполненные умелым режиссером. Таковы «Смотр казачьих частей атаманом», «Проводы казаков на службу», «Казачье семейство в праздники» и другие сценки из повседневной жизни его земляков.

Перед нами встает галерея представителей донского казачества – верных служак, часто крутого нрава, верных своим обычаям и привычкам, обостренно ценящих свободу. Ведь недаром в народе их так и называли – «вольными казаками».

Станичные работы. 1875-1876


Перевоз через Дон во время ярмарки Спасовской-Цымлянской. 1875-1876

Казачки в праздник. 1875-1876

Казаки сносят арбузы. 1875-1876

Казачка 72-двух лет ссыпает овёс. 1875-1876

Казак, запрягающий лошадь. 1875-1876

Двор казака. 1875-1876

Смотр казаков атаманом. Сентябрь 1876

Казаки перед выходом на службу. 1875-1876



Казачье семейство. 1875-1876

Казачка. 1875-1876

Молодой казак. 1875-1876

Казачка 95-ти лет. 1875-1876

Казак 75-ти лет. 1875-1876

Кумшацкая станица, общий вид. 1875-1876

Казачьи старики с атаманом. 1875-1876

Казачка в праздничном костюме. 1875-1876

Казачка в донской шубе. 1875-1876

Донской казак-стрелок 75-ти лет. 1875-1876

Казачка в 'колпаке'. 1875-1876

Донской казак и казачка в праздничных костюмах. 1875-1876

Донской казак 73-х лет с женой. 1875-1876

Девочки шьют платья. 1875-1876

Волы. Цымлянская станица. 1875-1876

Дон у Цымлянской станицы. 1875-1876

Казачка, перебирающая виноград. Цымлянская станица. 1875-1876

Роговой походный стакан. 1875-1876

Базар в праздник в Цымлянской станице. 1875-1876

Возвращение казаков с ярмарки в Цымлянскую станицу. 1875-1876

Девицы в кубиляках. Донской нарядный костюм. 1875-1876



Донской казак тридцати лет, от которого Иваном Васильевичем Болдыревым записаны песни, 1875-1876


Дон у Цымлянской станицы. 1875-1876

Донской казак-стрелок

Донской казак-стрелок, семидесяти пяти лет. 1875-1876

Казак девяноста лет, 1875-1876,

Казак, продающий цымлянское вино. 1875-1876

Казаки, возвращающиеся с охоты

Казаки перед выходом на службу

Казаки-сваты

Казачка чинит окно. Цымлянская станица. 1875-1876

Казачки поливают огороды

Казачки сносят кизяки в катух (сарай). Цымлянская станица. 1875-1876

Казачье семейство в праздник

Казачье семейство. Цымлянская станица. 1875-1876

Камень песчаник

Мальчик четырех лет верхом, 1875-1876

Обиженная девочка

Пастухи. Цымлянская станица, 1975-1876

Проводы донских казаков на службу. Сентябрь 1876 г.

Проводы казака в поле

Сбор казаков на хуторе Гнутовом Есауловской станицы. 1875-1876 (скорее всего современный В.Гнутовский, Чернышковского р-на)

Стрижка овец



Улица в Кумшацкой станице

Улица в праздник на виноградных садах. Земля войска Донского II станица Цымлянская. 1875-1876

Улица Цымлянской станицы в праздник. 1875-1876

Цымлянская станица, 1975-1876



Без подписи






 

 



 

 

Иван Болдырев написал брошюру "Изобретения и усовершенствования, сделанные И.В.Болдвревым по фотографии" в которой опмсал некоторые свои изобретения, в частности:

Объектив моей системы имеет короткий фокус, вследствие приготовленной мною линзы, которая по моему мнению, способствует собиранию световых лучей в гораздо большем количестве, нежели все ныне существующие объективы; поэтому нет сомнения, что объектив, воспроизводящий при рефлективном свете вполне отчетливое и резкое, изображение может дать много интересного, как в теоретической, так и практической фотографии.

   Новое усовершенствование касается не частного применения и улучшения какой-либо части фотографического процесса, но существенно изменяет средства фотографии и способствует более обширному применению её в научном и техническом отношениях.

   Теперь есть возможность передать фотографически не только дневную, но и ночную деятельность человека; так, например, можно снять спящего ребенка, красиво разбросавшегося в кроватке, или целую семью крестьянина, сцену в театре во время игры, иллюминацию, пожар, ночлег войск (в военное время), пещеры, внутренний вид шахт при разработке каменного угля, и т.п.

   В настоящее время я уже имею не мало фотографических снимков, сделанных на дому у снимающихся и у меня, при обыкновенном ламповом, керосиновом освещении, а также виды, снятые при лунном и фонарном свете. Время держания (экспонирования) при моем объективе: портреты и группы при свете ламп, от 10-ти секунд и до 1-й минуты, виды же при газовых фонарях и луне – от 5 до 15 минут и более.

   Как портреты, так и виды, по свидетельству художников, - превосходны в художественном отношении.

   Такие снимки были выставлены на международной выставке изобретений и усовершенствований в Лондоне, в прошлом 1885 году, как образцы работы моего объектива, воспроизводящего изображение предметов ночью. Не смотря на то, что эксперты отнеслись с некоторым недоверием к тому, что они сделаны ночью, при освещении обыкновенною керосиновою лампою, мне присуждена была медаль.


Картина дня

))}
Loading...
наверх