Свежие комментарии

  • Наташа Ширинская
    И не просто  иностранец... Американец...!Открытое письмо А...
  • Виктор Некрасов
    У вас информация не полная. По пятницам на канале "Спас" известный журналист Мамонтов ведет передачи, на которые приг...Финансовая тайна ...
  • Удав Иванович
    Золотой Запас царской России прихватизировали чехи, которые через Японию вывезли его к себе, а потом построили военны...Финансовая тайна ...

Победа над штопором

24 сентября 1916 года русский лётчик Константин Арцеулов впервые в истории авиации вывел самолёт из штопора.

 

Победа над штопоромДо этого дня  штопор был  причиной гибели значительного количества летчиков, а оставшиеся в живых утверждали, что самолет, начав вращаться, становился неуправляемым. Стоило пилоту чуть-чуть ошибиться, потерять несколько километров в час скорости ниже минимально допустимой, или резко отклонить руль — и самолет, свалившись на крыло падал. При этом, чаще всего не беспорядочно, а выполняя смертельную фигуру: устремив нос к земле и вращаясь, будто ввинчиваясь в воздух по вертикали вниз. Отсюда и название — штопор.

 

Столкнуться со штопором пилотам пришлось уже на заре авиации. Так, в 1911 году поручик Краховецкий на Мокотовском поле в Варшавской школе авиации перешёл в штопор на самолете Фарман-4. Самолет был разбит вдребезги. Летчик отделился царапинами. На том же аэродроме в 1912 году летчик Супиевский со штопора разбил свой Блерио, отделавшись небольшими ушибами. В Петербургском аэроклубе было несколько аналогичных случаев с летчиками Раевским, Агафоновым и другими. Пока самолеты имели незначительную скорость (55—65 километров в час), штопоры кончались для летчиков относительно благополучно.

.. И эти случаи не вызывали большого беспокойства.

 

Победа над штопоромТревожило лишь то, что из штопора никому не удавалось выйти. Этот режим неминуемо приводил к аварии самолета, а летчики не могли отдать себе отчета, как это произошло; почему самолет вдруг потерял управляемость в стал, крутясь, падать. С появлением самолетов Ньюпор-4, Фарман-16 и Моран, скорость которых возросла до 85—90 километров в час, случаи перехода в штопор стали оканчиваться для летчиков более трагически. Так, только в Гатчинской военно-авиационной школе в 1913 году со штопора на Фармане-16 погибли летчики капитан Дмитриев и поручик Серов. В 1914 году этот скорбный список продолжили пилоты Стояновский, Синельников и Артемьев.

 

Не лучше состояли дела и в севастопольской школе, куда после ранения начальником отделения по подготовке лётчиков-истребителей был назначен штабс-ротмистр Константин Арцеулов.

 

Родился будущий покоритель штопора в семье моряка Константина Арцеулова и его жены Жанны Ивановны, дочери знаменитого художника-мариниста Ивана Константиновича Айвазовского. Учился Арцеулов в Морском кадетском корпусе, затем работал на авиационном заводе Щетинина в Петербурге, одновременно обучаясь в лётной школе и занимаясь планеризмом, летая при этом на планёрах собственной конструкции. В 1911 году Арцеулов получил диплом пилота-авиатора, а в 1912 устроился инструктором в Севастопольский аэроклуб.

 

Войну Арцеулов начал в кавалерии. Поэтому-то он и носил кавалерийский чин. Однако в 1915 год он становится военным лётчиком. Сначала он служит в 18-м корпусном авиаотряде в качестве пилота разведывательной авиации, а затем переходит в авиаотряд 8-го корпуса, где служит лётчиком-истребителем. Однако после того, как он провёл 18 воздушных боёв, он получает ранение во время бомбардировки Луцкого аэродрома, после которого его и направляют в ту самую авиашколу, в которой он служил инструктором до войны.


Тогда, в 1916 году, случаи штопора в авиашколе заметно участились. Уже после прихода Арцеулова из восьми полученных самолетов Фарман-40 шесть  разбились в результате штопора. Причем все пилоты погибли.

 

 

Победа над штопором

Одна из картин Арцеулова

 

 

Но Арцеулов так не считал. Нельзя, чтобы его штопор считали случайностью. Выведя самолет из снижения, он снова переводит его в набор высоты, и повторяет штопор. Теперь выводит самолет из штопора уже не после полутора-двух витков, как в первый раз, а после четырех-пяти. С земли за полетом Арцеулова наблюдала едва ли не вся школа, один из очевидцев сказал, что витки обоих штопоров, выполненных в тот день летчиком, заставили зрителей содрогаться. На следующий день Арцеулов подал начальству школы рапорт, в котором предлагал ввести штопор как одну из фигур высшего пилотажа в программу истребительного отделения. Но враг оказался удивительно живучим: покончить со штопором одним ударом не удалось. Позже ученые-аэродинамики Чаплыгин, Журавченко и другие досконально разработали теорию штопора. Впоследствии Константина Константиновича Арцеулова направили в первую Московскую высшую школу летчиков. С 1923 года Арцеулов работал летчиком-испытателем Госавиазавода № 1.


10 февраля 1923 Арцеулова представляют к высшему летному званию того времени — заслуженный летчик СССР. Он освоил более 50 типов летательных аппаратов, налетал свыше 500 тысяч км, провел в воздухе более 6 тысяч часов. Кроме того, Арцеулов, как и его дед, был талантливым художником. Писал он и маслом, и акварелью, но больше всего работал как график и книжный иллюстратор. Куда бы ни забрасывала его судьба — в Армению, в Киев, в Коктебель, он неизменно был почетным гостем, среди преданных ему товарищей и учеников, которыми Константин Арцеулов был окружен до 18 марта 1980 года, когда остановилось его сердце.



Источник: http://www.opoccuu.com/240911.htm

Картина дня

))}
Loading...
наверх