Свежие комментарии

  • Наташа Ширинская
    И не просто  иностранец... Американец...!Открытое письмо А...
  • Виктор Некрасов
    У вас информация не полная. По пятницам на канале "Спас" известный журналист Мамонтов ведет передачи, на которые приг...Финансовая тайна ...
  • Удав Иванович
    Золотой Запас царской России прихватизировали чехи, которые через Японию вывезли его к себе, а потом построили военны...Финансовая тайна ...

Этот день 100 лет назад. 05 января 1913 года (23 декабря 1912)

Этот день 100 лет назад. 05 января 1913 года (23 декабря 1912)

05 января (23 декабря) 1913 года

2 Русское Слово


Румынская шумиха.

ВЕНА, 22,ХII-4,I. Сообщает «Zeit», отношения между Румынией и Болгарией вступили в решающую стадию.
Румыния, по словам этой газеты, считает наступивший момент благоприятным, чтобы окончательно выяснить свои отношения с Болгарией, и затяжек допускать не намерена. В случае надобности, румынские войска займут болгарскую территорию, на которую претендует Румыния.

БУХАРЕСТ, 22,ХII-4,I. Настроение повышается. Самая сильная и влиятельная партия. национал-либералы, требует немедленного объявления войны.
Биржа реагирует на последние события стремительным падением курсов.
За вчерашний день в одном Бухаресте отмечено 35 крупных банкротств.

Приготовления Болгарии.

БУХАРЕСТ 22,ХII-4,I. Здесь получено известие, что болгарское правительство отправило к румынской границе, в Силистрию, дивизию пехоты и артиллерию.

Прекращение телефонного сообщения.

БУХАРЕСТ, 22,ХII-4,I. По распоряжению румынского правительства, телефонное сообщение между Бухарестом и Будапештом прекращено. чтобы сделать возможным цензуру газетных сообщений из Румынии.

Административный анекдот.

ТОМСК, 22, XII. "Сибирская Жизнь" за статью о голоде в Сибири оштрафована на 300 рублей.

Вице-губернатор Загряжский заявил редактору, что статья содержит "неверные сведения" о наличности голода, и в случае повторения подобных сообщений, пригрозил арестом на три месяца без замены штрафом.
Одновременно с оштрафованием редактора пришло известие, что министерством внутренних дел ассигновано на помощь голодающим Томской губернии 1 300 000 рублей.

МОСКВА

Закрытие ресторана «Авиация».

        По распоряжению московского губернатора и с согласия управляющего акцизными сборами, закрывается находившийся на аэродроме ресторан «Авиация».
Закрывается ресторан на основании 594 ст. устава об акцизном сборе. Статья предусматривает отпуск крепких напитков под заклад вещей и оскорбление общественной нравственности.
Как установил чиновник особых поручений при губернаторе А.В.Даксергоф, торговля в «Авиации» происходит в неуказанное время и в отдельных кабинетах.

3 Голос Москвы


Слепнущее село.

Саратов.
По сообщению врача Козиковой, ею было недавно осмотрено в сел. Ягодная Поляна саратовской губернии, в трех школах свыше 1 000 школьников. Из них оказалось 38 проц. больных трахомой, другие глазные болезни не регистрировались. У взрослого же населения сел. Ягодная Поляна, по мнению врача, больных трахомой, вероятно, процентов 80. Есть много больных трахомой с различными осложнениями, лечить которые в амбулатории не представляется возможным, Село буквально слепнет - таково подлинное заявление врача.

3 Новое Время


22 декабря.

Республика в Китае.

ПЕКИН. Подводя итоги минувшего года, иностранная печать, выходящая в Китае, в общем выражает пессимистический взгляд, как на текущее положение дел, так и на ближайшие судьбы Китая. Отмечается обострение розни между партией Юаншикая и радикалами с Хуансином в о главе.
Манчжуры не примирились со своей судьбой и продолжают тайный подкоп под республику. Внешнее спокойствие поддерживается щедрой раздачей денежных подачек, синекур радикалам. Манчжуры внешне спокойны, пока получают старые рационы рисом, жалование установленное дайцинами.

Этот день 100 лет назад. 05 января 1913 года (23 декабря 1912)

 

ПО РОССИИ.

СУХУМ. Ночью похищен и увезен приглашенный будто бы к больному местный доктор Меерович. За него требуют крупный выкуп - 20 000 руб.

Событiя дня.

       
Турецкие делегаты на мирной конференции в Лондоне, обещавшие дать ответ на ультиматум балканских союзников в субботу, отложили ответ до понедельника—срока, назначенного союзниками, в виду неполучения инструкций из Константинополя.

        В Лондоне состоялось заседание совещания послов.

        По сообщению агентства Рейтера, Греция готова согласиться на то, чтобы права ее на острова близ Дарданелл были ограничены обязательством не пользоваться этими островами, как базисом для военных операций.

        Турецкий флот вышел из Дарданелл и обменялся выстрелами с греческим флотом.

        Обращаем внимание читателей на телеграмму нашего корреспондента из Белграда, сообщающую подробности мобилизации Австро-Венгрии. Австрия предлагала России содействовать разрешению вопроса о проливах, взамен чего Россия меньше заботилась бы о Сербии. Предложение Россией отвергнуто.

        Греки поставили 50 орудий на высоты против форта Бизани.

        Сербское пресс-бюро опровергаете наличность столкновения между итальянским консулом и сербским комендантом города Дураро.

        Имя итальянского короля внесено в списки избирателей по городу Риму.

        Румынская наследная принцесса разрешилась от бремени сыном.

        Пароход «Gluckenbach» затонул в бухте Чизапик. 15 человек утонуло.

        Движение Персов против Бахтиар распространилось на Дохкаргар, Сераб, Говган, Зенджан и Марагу.

---

        В Государственном Совете продолжалось обсуждение законопроекта о продолжительности времени торговли. Заседания прерваны до 9 января.

        В Москву прибыль митрополит Макарий.

        Томская городская дума постановила ассигновать 100,000 рублей на открытие сельскохозяйственного отделения в технологическом институте.

        В Петропавловске, на Камчатке, сгорела почтовая контора. Почта спасена.

        Близ Таволжанки, Балашовского уезда, сошел с рельсов товарный поезд. Разбито два вагона, получили ушибы два кондуктора и смазчик.

        Омской судебной палатой за зверское убийство акцизного сборщика Иванова приговорен один к бессрочной каторге, двое к каторге на восемь лет.

        На хуторе Киреевом, области Войска Донского, заболело чумой двое, в станице Нижнечирской — один, всего заболевших десять.

        Екатеринбургским окружным судом приговорен на восемь лет в каторгу рабочий Седельников, убивший в Нижнекыштымском заводе инженера Эмрича.

        В Сухуме захвачен в плен доктор Меерович разбойниками, требующими выкупа 20000 р.

9 Раннее Утро


СТО ЛЕТ НАЗАД.

Рождественский канун 1812 года.

        В первый день Рождества исполняется 100-летие со дня освобождения России от нашествия Наполеона.
К этому дню в пределах нашего отечества не осталось ни одного вооруженного неприятеля.
Их было 500.000 тысяч при 1,200 орудий.
А границу нашу на обратном пути перешло 1,000 вооруженных при 9 пушках...
Таков был итог грандиознейшего из предприятий, предпринятых Наполеоном.
По этому поводу во всех церквах империи в первый день Рождества будут совершены торжественный молебствия по особому чиноположению.
Целый день на всем необъятном пространстве нашего отечества будет производиться в храмах перезвон.
Особенно знаменательна эта великая годовщина для Москвы, где Наполеон провел со своей армией 5 недель – с 2 сентября по 10 октября 1812 года.
Нелишне поэтому бросить взгляд на то, что происходило в Москве, когда она вздохнула после ухода Наполеона свободно и стала готовиться к встрече праздника.
Москва напоминала собой тогда обожженную и почти бездыханную девушку в тереме, над которой поглумилась шайка бродяг.
О трепете жизни в несчастной можно было судить только по ее подавленному стону.
Так было, пока в своем бесшабашном разгуле копошились вокруг нее насильники.
Но как только они ушли, Москва сразу стала оживать.
На улицах валялись человеческие и лошадиные трупы, гниение которых угрожало заразой.
Доктор Воробывский настаивал на скорейшей уборке их.
Для этого были назначены команды фурманщиков.
Они сваливали эти трупы в повозки и свозили их к Крымскому броду, в Марьину рощу и другие отдаленные места, где все по ночам складывалось в огромные костры и сжигалось.
Густой дым вился над этими районами в течение всего декабря.
Все носило на себя клеймо пожара и представляло груду развалин.
Здесь высились стены без кровель и обезглавленный церкви, там мрачно чернели целые пепелища, которые в иных местах еще продолжали тлеть.
Ветер выл и свистел, пролетая сквозь выломанный двери и окна, и с лязгом трепал свесившиеся с крыш железные листы.
Опасно было ходить: всюду виднелись провалы в колодцы, помойные ямы и погреба.
Посреди развалин, как тени, бродили жители Москвы, отыскивая свои жилища, и некоторые еще пугливо оглядывались.
Начали съезжаться и те, кто покинул Москву до вступления в нее неприятелей.
На улицах происходили трогательный встречи знакомых, которые со слезами на глазах обнимались и тут же делились друг с другом своими впечатлениями за краткое, но ужасное время разлуки.
Квартиры в уцелевших строениях отдавались по чрезвычайно высокой цене, поэтому в одной комнате часто ютилось по несколько семейств.
Неимущие: погорельцы устраивались па бивуаках, в Лефортовском дворце, в Спасских казармах и в погоревших строениях, завесив вышибленные окна и двери рогожами.
Все постепенно оживало.
Домовладельцы, духовенство, чиновники, торговцы, ремесленники, мужики, — словом, народ, по образному выражению великого писателя земли русской, как кровь к сердцу, приливал к Москве.
Из ближайших городов и деревень через заставы неистощимо тянулись обозы с припасами. На площадях появились каменщики и плотники, предлагавшие свои услуги.
Из наскоро сколоченных лубков выросли мясные лавки.
Незадолго до Рождества мелочной торг, шедший раньше в сравнительно немногих местах, открылся во множестве пунктов.
Там был своего рода «Мюр и Мерилиз».
На опрокинутых вверх дном кадках или специально устроенных местах торговали чаем, дегтем, пенькой, книгами, стеклянной посудой, шелковыми материями, старым железом и галантерейными вещами.
Толпились ходебщики со съестными и другими товарами.
Изредка они щеголяли в алых уланских конфедератках с полуоторванным козырьком, брошенными ушедшими неприятелями.
Можно было видеть деревенских баб в неприятельских шинелях с гербовыми пуговицами, продававших охапку неприятельских палашей на лучину.
Любители «орлянки» играли заграничными монетами, покупая в «антрактах» горячие блины у мальчугана, который для свежести держал их под кавалерийским чепраком с вышитыми по концам иностранными гербами.
Площади и улицы гудели, как улей, и всюду слышались прибаутки и рассказы, для которых неисчерпаемой темой служил Наполеон, его «поварцы» (баварцы) и «безпальцы» (вестфальцы).
Москва возрождалась, как Феникс из пепла.
Поэт Мерзляков, он же ректор московского университета, писал перед праздниками своей знакомой Вельяминовой-Зерновой:
        «С нами совершаются чудеса божественная, которых Москва была, так сказать, наследница давнобытная. Сколько раз она горела! Сколько раз была в руках неприятелей самых лютейших! Нет силы на земле, которая бы уничтожила Москву, любимейший небом город, или, другими словами, нет силы столько враждебный, которая могла бы охладить москвичей к их родной и ветхой деньми маминьке. Топор стучит. Кровли наводятся. Переулки становятся застроенными. Деятельность неизъяснимая! Возрожденный Английский клуб свидетельствует вам свое почтение. Благородное собрание, милостивая государыня, также надеется воскреснуть и для того обирает теперь с членов деньги вдруг за 2 годовых билета. Антре составляет теперь там половину железной лавки, где торгуют замками. В другой — продается сбитень и калачи. Боже мой! Это там, где прежде самые стены умилялись от нежных прощаний, от сладостных обетов будущих свиданий»!
Кто наживался к Рождеству, — так это меховщики.
Крупные купцы, памятуя, что москвичи любят дарить к праздникам меха, облачались в рваные нагольные, или, как их тогда называли, бяковые тулупы.
Выбегали за заставы. И там за гроши покупали шкуры зайцев, кошек и собак и прочей малоценной «живности», которые сбывались ими потом под видом дорогой, пушнины.
Отсюда пошла тогдашняя поговорка:
        «Енот, что лает из-под ворот»..

Ф.

Этот день 100 лет назад. 05 января 1913 года (23 декабря 1912)

 

Елка для детей.

        По примеру прежних лет группа дам, с М.В.Кисель-Загорянской во главе, устраивает на Рождество елку для бедных детей. Нельзя не одобрить хорошего обыкновения, усвоенного кружком, выпускать печатный отчет о собранных и израсходованных суммах. В прошлом году было собрано 345 р. 25 к., да осталось прежних 58 руб. Кроме того, поступили пожертвования и вещами. Израсходовано 'было 392 р. 33 коп. на подарки (материя для одежды, теплые вещи, игрушки) и угощение.
Дети с нетерпением ждут елку, которая хотя на один день в году скрасит их полуголодное, безотрадное существование. И вы, читатель, конечно, не разочаруете будущих граждан.
Пожертвования принимают М.В.Кисель-Загорянская, В.А. Шахно, Н.А. Куприянова и В.И. Чердынцева.

М.В.

Этот день 100 лет назад. 05 января 1913 года (23 декабря 1912)


Слухи и факты.

        Предстоит удивительное Рождество! На улице весна. А по календарю, да и святочному обычаю – требуется зима... На улицах торгуют цветами – эмблемой лета, а рядом елками - эмблемой зимы... Получается странное впечатление... Многие магазины убрали свои витрины веточками елок, ватой, долженствующей изображать снег, и белыми материями... Некоторые витрины собирают около себя много любопытных. Если зимы нет в природе, то хочется посмотреть на нее хотя бы в окно!

Этот день 100 лет назад. 05 января 1913 года (23 декабря 1912)

 

ПО РУСИ.

ЗАВЕРЦЕ. Мать.

        12-го декабря, около 7 час. вечера, рабочие фабрики Гульчинского услышали отчаянный крик о помощи, доносившиеся со стороны пруда. Несколько рабочих бросились туда и увидели, что в пруду тонет 13-летний мальчик. С трудом извлекли его из воды и отвели к матери, которая, однако, не выразила ребенку никакого сострадания, не хотела дать ему одежды, чтобы он переоделся, и далее отказалась признать его своим сыном. Тогда был приглашен фабричный стражник, который после продолжительных расспросов установил, что мальчик был незаконнорожденным сыном этой женщины, и что он хотел утопиться, измученный жестоким обращением с ним в доме.

Этот день 100 лет назад. 05 января 1913 года (23 декабря 1912)

 

В простоте душевной.

        Один провинциальный антрепренер на репетиции старинной, всем известной пьесы Ш. «Радости нежного сердца», делает замечание актеру Левашову, исполнявшему роль старика Золотникова (ресторатора) за то, что тот не знает мотива куплетов:
        «Тогда мы нюхали цветочки, теперь - пьем шустовский коньяк».
        - Стыдно этого мотива не знать! Его каждый гимназист знает...
        - Я, Нил Иванович, - робко отвечает Левашов, - в гимназии не учился.
http://starosti.ru/

Этот день 100 лет назад. 05 января 1913 года (23 декабря 1912)

ЧЕЛЯБИНСК

Хроника

Расписание богослужений. В местном кафедральном соборе в предстоящие праздники будут совершены следующие службы: 24 декабря – всенощное бдение в 5 часов вечера, 25 декабря – утреня в 3 ½ часа утра, литургия (одна) в 6 часов утра, всенощное бдение – 5 часов вечера. 26 декабря – литургия в 8 ½ часа утра, 31 – всенощное бдение в 10 часов вечера. Новогодний молебен ровно в 12 часов ночи. Устройство в соборе электрического освещения закончено.

 

Собрание прихожан. На днях состоялось общее собрание прихожан Рождество-Богородицкой церкви, на котором происходили выборы лиц в строительный комитет по постройке церкви-школы в Сибирской слободе. В построечный комитет вошли: Безднин, Шамин, Ватин, Макаров, Иванцов и другие. На том же собрании исключен единогласно из членов церковно-приходского попечительства прихожанин  Резвушкин за оскорбление.

http://www.chelmuseum.ru/

 

КАЗАНЬ


"Гастроли А.А. Алехина. В пятницу маэстро г. Алехин сыграл двадцать одновременных партий, из которых 15 выиграл, две проиграл (П.В.Прокудину и И.Г.Штейну) и три окончил вничью с Д.И.Адо, Н.И.Косолаповым и Ю.А.Красновым. Сегодня, в воскресенье (последний день), назначен большой сеанс одновременной игры".

Газета "Казанский Телеграф", 23 декабря 1912 г.

http://www.proza.ru/

 

Письмо М.Горького Ф. СОЛОГУБУ
(Сологуб (Тетерников) Фёдор Кузьмич (1863 - 1927) - писатель - декадент - Ред.)

 

23 декабря 1912 [5 января 1913], Капри

Г [осподи]ну Ф ё д о р у Т е т е р н и к о в у .

Милостивый государь!

Я очень удивлён письмом Вашим: какие основания имеете Вы полагать, что фельетон мой о Смертяшкине (сказка III из серии "Русские сказки" – Ред.) «метил» именно в Вас?

Считая меня «искренним человеком», Вы должны верить, что, если б я хотел сказать Вам: «Да, Смертяшкин - это Вы, Ф.Сологуб», - я бы это сказал.

Я отношусь отрицательно к идеям, которые Вы проповедуете, но у меня есть известное чувство почтения Вам как поэту; я считаю Вашу книгу «Пламенный круг» образцовой по форме и часто рекомендую её начинающим писать как глубоко поучительную с этой стороны. Уже одно это делает невозможным знак равенства Смертяшкин = Сологуб.

Разницу в моём отношении к Вам и, напр[имер], Арцыбашеву Вы могли бы усмотреть в моей заметке о самоубийствах ("Издалека" – Ред.), - «Запр[осы] жизни», номер 27-й.

Прочитав мой фельетон более спокойно, Вы, вероятно, поняли бы, что Смертяшкин - это тот безымянный, но страшный человек, который всё, - в том числе и Ваши идеи, даже Ваши слова, - опрощает, тащит на улицу, пачкает и которому, в сущности, всё, кроме сытости, одинаково чуждо.

Вышесказанное, надеюсь, позволяет мне обойти молчанием Ваши, совершенно нелепые, обвинения в том, что я «оклеветал женщину» и питаю какую-то злобу к Вашей супруге.

Добавлю, что статей, посвящённых ею Вашим книгам (жена Ф.Сологуба, А.Чеботаревская, публиковала в журналах статьи о Ф.Сологубе; под её редакцией вышел сборник "О Сологубе. Критика. Статьи и заметки. СПб, 1911 – Ред., я не читал и не знал, что таковые написаны.

Совершенно не могу понять, как Вы, человек грамотный и, вероятно, уважающий себя, могли столь странно и неловко истолковать мой фельетон.

Ну, подумайте спокойно, какой смысл могла бы иметь для меня личная выходка против Вас?

Я могу объяснить Ваше письмо только так: вероятно, нашлись «догадливые толкователи» и немножко побрызгали в Вашу сторону грязной слюною.

Если именно это заставило Вас написать столь дикое письмо, - Вам следует опубликовать данный мой ответ Вам.

Мне трудно представить, чтоб Вы сами, изнутри, без толчков извне, отожествили себя со Смертяшкиным.

А. Пешков 5/I, 913. Capri.

Тон Вашего письма ко мне я считаю не достойным Вас и объясняю его себе только тем, что Вам, должно быть, действительно трудно живётся и Вы - порою - беситесь.
http://gorkiy.lit-info.ru/


Ляцкий* -- Горькому
(*Ляцкий, Евгений Александрович - писатель. Родился в 1868 г. Окончил курс в Московском университете, по историко-филологическому факультету. Одно время принимал близкое участие в редакции "Вестника Европы", затем в редакции "Современного Мира" и "Современника", состоит редактором издательства "Огни". Писательскую деятельность начал в "Этнографическом Обозрении" статьями по фольклору и народной поэзии, писал в "Русском Богатстве", в "Большой Энциклопедии" и 82-томном "Энциклопедическом Словаре" Брокгауза - Ефрона и в других изданиях. В "Вестнике Европы" с 1901 по 1906 г. поместил ряд критических статей о новейших писателях: Максиме Горьком Этот день 100 лет назад. 05 января 1913 года (23 декабря 1912)Этот день 100 лет назад. 05 января 1913 года (23 декабря 1912), Чехове Этот день 100 лет назад. 05 января 1913 года (23 декабря 1912), Вересаеве Этот день 100 лет назад. 05 января 1913 года (23 декабря 1912), Л. Андрееве Этот день 100 лет назад. 05 января 1913 года (23 декабря 1912) и других.)

  

[Петербург. 23 декабря 1912/5 января 1913 г.]

   Дорогой Алексей Максимович.    С величайшими затруднениями, после необычайной типографской суеты, выпущена наконец декабрьская книжка и является возможность на несколько дней вздохнуть свободнее. Вы увидите из ее содержания, что пришлось поместить для окончания огромные порции Шолом-Алейхема и Брака, чтобы только разделаться с этими произведениями. Вообразите, что Амфитеатров желал, чтобы мы поместили его романа не менее пяти листов. Можете себе представить, что было бы, если бы мы исполнили его требование. С ним мы обменялись довольно резкими письмами, причем обнаружилось, что он представляет собой господина, на обещания которого нельзя положиться. Рукопись "Сатирикона" Петрония, о которой он говорил еще в августе как о направленной в редакцию, мы до сих пор не получили: по его объяснению, она затерялась в дороге, и только 10 января он собирается ее выслать1. Что же касается его романа, то он чувствует наше к нему кислое отношение и тем не менее предлагает от 10 до 12 листов для будущего года. Не знаю, как Вы на это смотрите, но я отказался бы от него с большой охотой. Для этого не надо было бы искать предлога, заплатить ему свыше трех тысяч за вещь, столь трудно перевариваемую, журнал положительно не может, и мы охотно предложили бы ему получать не по триста, а каких-нибудь сто пятьдесят рублей с листа, чтобы хоть этим соответствием оценки романа с его достоинствами примирить себя с необходимостью его печатания. Это тем более было бы хорошо, что сатиры от Амф[итеатрова] мы все равно не получим, и таким образом лучше всего было бы свести с ним счет. Что Вы думаете по этому поводу?    Январская книжка, предполагаю, выйдет около пятнадцатого числа. Ее содержание таково: в начале идет Ваш рассказ, потом стихотворение, затем отрывок из дневника Валуева, доставленный Щеголевым, потом стихотворение Ивана Алексеевича, затем половина рассказа, вернее повести, Гребенщикова "Бахтурминское царство", потом переводной роман, затем статья Плеханова, продолжение его статьи "Искусство и общественная жизнь", затем рассказ Ласковой, потом моя статья, затем обещанная статья Щеголева и т. д. Из небольших статей войдут воспоминания о Михайлове, кое-какие материалы о Некрасове. Было бы очень хорошо, если бы Иван Алексеевич дал рассказ на февраль либо на март. Да, я забыл, из более крупных вещей в январе пойдет повесть Дмитриевой "Сухари", добродетельная, как все, что пишет Дмитриева. Повесть эта была принята нами еще в июле прошлого года2. [Александр Николаевич Тихонов мне очень понравился, я жду от него значительного толка для журнала. Он человек не только талантливый, но, мне кажется, и образованный и в случае ухода Водовозова может некоторое время вести, при нашем общем содействии, социально-политический отдел, как мы его понимаем. Я обстоятельно беседовал с ним и теперь хочу начать с ним работать по вечерам, чтобы сообщить ему наши взгляды на ведение беллетристики и на общий дух журнала и вместе с тем ближе познакомиться с его миропониманием. Но видно по всему, что из него может выйти хороший работник для журнала. Я в высшей степени этому рад, потому что это развяжет мне руки и даст возможность перейти к другим назревшим нашим вопросам3.] {Квадратные скобки принадлежат Горькому.}    Об "Огнях" и об отношении их к сотрудничеству с Вами не пишу, потому что, вероятно, об этом подробно сообщают Вам Мария Федоровна и Иван Павлович. Скажу только, что я глубоко верю в целесообразность того основного принципа, по которому каждый автор в нашем коллективном предприятии остается собственником созданной им книги, и мы будем очень счастливы оказать Вам всякое содействие и помощь в том смысле, чтобы выпустить книгу Вашу как можно изящнее, дешевле и спасти ее от всевозможных акул книжного рынка 4.    Вообще говорить хочется много и долго. Но я надеюсь на скорое свидание с Вами, потому что есть много вопросов, о которых не расскажешь в письме. С Иваном Павловичем мы строим различные планы относительно января. Хотелось бы в начале, но не знаю, удастся ли вырваться. Январскую книжку и отчасти февральскую надо подготовить как следует.    Завтра еду с Тихоновым в Финляндию.    Берегите себя, пожалуйста, и не тревожьтесь мрачными мыслями. Верю, что все образуется очень хорошо, и Вы, столько наработавши в жизни, не будете испытывать необходимости разбрасывать свой ум и сердце на столбцах газетных листов. Еще раз прошу Вас, берегите себя, пожалуйста, и гоните прочь мрачные мысли.

Ваш Евг. Ляцкий

   23.XII.912       1 "Первый полный русский перевод знаменитого юмористического романа "Сатирикон" Г. Петрония" был объявлен на 1912 г. в 11 кн. "Современника" за 1911 г. 14 мая 1912 г. Амфитеатров писал Ляцкому: "Относительно "Сатирикона". Перевод, сделанный моим сыном и К. А. Лигским, давно готов и лежит у меня. Он очень недурен, но требует, чтобы его кто-нибудь проредактировал, оцензурил непристойные места и комментировал. Я рассчитывал сделать все это сам между работою по "Зверю из бездны". Но сейчас, когда я отошел от журнала, не знаю, достанет ли у меня на то времени" (ИРЛИ, ф. 163. оп. 2, No 45).    2 Из перечисленных Ляцким произведений в 1 кн. "Современника" за 1913 г. вошли: рассказ Горького "Калинин", стихотворение С. Астрова, "Отрывки из дневника" гр. П. А. Валуева, начало повести Г. Гребенщикова "Ханство Батырбека", начало романа Б. Берга "Геннисарет", ст. Г. Плеханова "Искусство и общественная жизнь", Ляцкого "Н. Г. Чернышевский на пороге семейной жизни", П. Е. Щеголева "Гр. М. Н. Муравьев-заговорщик", повесть В. Дмитриевой "Сухари", материалы о Некрасове в разделе "Новое о прошлом".    Вместо стихотворения И. Бунина печатался его рассказ "Преступление" (см. п. 45). Присланным для 1 кн. стихотворением "Ноябрьская ночь" открывалась 2 кн. журнала.    Рассказ Ф. Ласковой и воспоминания о Михайлове не печатались.    Кроме указанных Ляцким произведений, в 1 кн. были опубликованы стихотворения А. Черемнова и Ю. Верховского, рассказ И. Сургучева "Следы вчерашнего".    3 "Я сообщил М[арии] Ф[едоровне], -- писал Горький А. Н. Тихонову,-- выдержку из письма Ляц[кого] ко мне, выдержка эта касается Вас и указывает, что Вы вызвали у автора ее серьезную симпатию, уважение к Вам. Я этому весьма рад: мне кажется, что дело, построенное на взаимной симпатии работающих в нем, хорошо пойдет! А хочется хорошее сделать!" (Горьк. чт. 1959. С. 29).    4 Возможно, в этом письме речь идет об издании "Сказок об Италии" Горького.   

  Горький -- Ляцкому

  

Капри. [23 декабря] 5/I 913

   Дорогой Евгений Александрович!    Если только имеется хоть какая-нибудь возможность,-- включите рассказ Бунина в январскую книгу!1 Пусть книжка будет немного дорога, -- необходимо, чтоб она была ярче! Миниатюра Сургучева тоже будет на месте рядом с рассказом Ласковой 2.    Если же, к великому огорчению, рассказ Бунина запоздал,-- в феврале ставьте его первым, а за ним -- начало моей повести3, рукопись которой я задержал, было, в чаянии Вашего приезда, но сегодня высылаю.    Рассказ Семенова можно сделать очень интересным, я попробую4.    Ваш приезд столь же, кажется, гадателен, как австро-русская война? Жду Вас с великим нетерпением.    О книгоиздательстве пока не говорю; нам прежде всего необходимо поставить на ноги журнал, дать ему ясное лицо. Шесть первых книг мы должны выпустить на славу! Я принимаю к этому все меры, зависящие от меня, но еще раз скажу -- а и труден же на подъем российский человек! Мучитель.    Вы получили заявление об устройстве Музея?5 Если оно проредактировано Вами,-- его нужно печатать.    В "Совр[еменнике]" очень слаба корректура. Книжки плохо брошюруются -- надо бы это исправить.    Очень может быть, что к февральской книге я дам небольшой очерк6, весьма сенсационный по теме, и "Хозяина" придется отложить до марта. Этот вопрос будет решен па протяжении недели, я очень прошу Вас, Е. А., иметь в виду возможность такой замены.    На днях здесь будет Л. Андреев.    Пишу я -- скучно, сам чувствую это, но -- устал отчаянно.    Будьте здоровы.

А. Пешков

      1 Рассказ "Преступление".    2 Рассказ И. Сургучева "Следы вчерашнего". Рассказ Ф. Ласковой "Лицом к лицу" напечатан в 6 кн. "Современника" за 1913 г.    3 Повесть "Хозяин".    4 Рассказ А. Семенова "Белый бурхан" в "Современнике" напечатан не был    5 См. п. 31, прим. 1.    6 Рассказ "Кладбище". См. следующее письмо. http://az.lib.ru/

ОРИГИНАЛ http://nik191-1.ucoz.ru/publ/novosti_dnja/ehtot_den_100_let_...

Картина дня

))}
Loading...
наверх