Свежие комментарии

  • Наташа Ширинская
    И не просто  иностранец... Американец...!Открытое письмо А...
  • Виктор Некрасов
    У вас информация не полная. По пятницам на канале "Спас" известный журналист Мамонтов ведет передачи, на которые приг...Финансовая тайна ...
  • Удав Иванович
    Золотой Запас царской России прихватизировали чехи, которые через Японию вывезли его к себе, а потом построили военны...Финансовая тайна ...

На войне как на войне…

На войне как на войне… (В. Шамбаров)

ImageДень Победы… сейчас этот праздник можно назвать “со слезами на глазах”, увы, по многим причинам. Все меньше остается участников боев. Да и те, кто остался, что они могут рассказать подрастающим поколениям? Придя на собрание в школы, будут что-то бормотать по-стариковски сбивчиво и невнятно, заставляя парней и девчонок ерзать и смотреть на часы. А со всех сторон на тех же подростков обрушиваются “свежие” и “оригинальные” данные о войне. По телевидению сейчас в День Победы запускаются иностранные фильмы, где нацистов вовсю громят американские и британские “супермены”. Запускаются передачи с очередными “сенсациями” и “разоблачениями”…
В чем же дело? А в том, что западные русофобы и их российские подпевалы очень хорошо знают закон информационных войн – живая человеческая память коротка, а исторические “истины” формируются не качеством информации, а максимальным ее количеством. Взять хотя бы историю Первой Мировой войны на русском фронте – она оказалась так искажена и завалена пропагандистской грязью, что уму непостижимо. Просто из-за того, что врагам России, лившим эту грязь, было некому ответить, потенциальные оппоненты полегли в гражданскую, погибли в репрессиях или нищенствовали в эмиграции.
То же самое нынешние российские недруги пытаются сейчас проделать с историей Второй Мировой. Принцип элементарный: чем больше книг, публикаций, фильмов будут тиражировать ложь и подтасовки, тем больше будет их суммарная псевдоинформационная масса. И тем надежнее эта масса сможет замуровать под собой исторические реалии. Желающие выплеснуть такую продукцию в эфир или на печатные полосы найдутся всегда – ведь чтобы “заказывать музыку”, надо платить (а кто у нас способен щедро платить, кому принадлежит львиная доля СМИ, надеюсь, пояснять не нужно).

    Впрочем, приемов фальсификации не так уж много. Великая Победа – явление настолько весомое и впечатляющее, что подвести под него подкоп до сих пор нелегко. И в итоге русофобская пропаганда выработала всего несколько методов, способных дать “удовлетворительные” результаты. Это:
1)    теория “роковых случайностей” или “роковых ошибок”;

2)    отбрасывание советских данных и свидетельств как заведомой “коммунистической пропаганды” и использование сугубо германских документов;

3)     доказательства “бездарности” советского командования, якобы сумевшего победить лишь ценой многократно больших, чем у противника потерь – “головами закидали”;

4)    доказательства гораздо лучшего умения воевать западных союзников. А все вместе это сложишь – и остается только руками развести. Вообще непонятно получается, кто же на самом деле победил, а кто остался побежденным?
 
© Валерий Шамбаров. 

Что ж, давайте разберем по пунктам. Теория “роковых случайностей” существует на Западе давным-давно. Суть ее в том, что когда били русских, это всегда оказывалось вроде как закономерным, а когда русские били европейцев (что случалось гораздо чаще), это воспринималось как нечто невероятное и требовало поиска скрытых причин. Почитайте зарубежных авторов и узнаете: под Полтавой шведы проиграли, поскольку накануне казаки ранили Карла XII, и он не мог сам вести в бой солдат, а накануне битвы при Бородино Наполеон “роковым” образом простудился… 
Особенно интенсивно эксплуатировала эту теорию Германия. “Роковыми ошибками” объяснялись все поражения Первой Мировой. А после Второй живые мемуаристы-генералы, естественно, ухватились за решения мертвого ефрейтора Гитлера. И оказывается, что войну, ясное дело, выиграли бы! Если бы фюрер: а) не приостановил в августе-сентябре 1941 г. наступление на Москву; б) если бы он разрешил отступить из-под Москвы, а не приказывал держаться до последнего; в) если бы при наступлении в 1942 г. не повернул 4-ю танковую армию на Кавказ; г) если бы разрешил группировке Паулюса прорыв из котла…     
    Сразу оговоримся, что сама по себе “теория роковых ошибок” рассчитана только на дилетантов. И на заштампованного западного обывателя. В войне действуют массы людей, техники, влияет множество непредсказуемых факторов, и обе стороны неизбежно совершают какие-то ошибки! А военное искусство как раз в том и состоит, чтобы заметить промашки противника и воспользоваться ими. Допустим, если бы не “роковые ошибки” советского руководства, то немцы вообще не очутились бы под Москвой и Сталинградом. Но на это как бы и не обращается внимание. Очутились-то, вроде, закономерно, а разбиты по случайности... Однако с “ошибками” Гитлера (которые, кстати, недавно не постеснялся озвучить в качестве причины германского поражения небезызвестный Евгений Киселев) дело обстоит еще интереснее! Потому что при более внимательном и профессиональном анализе выясняется – “ефрейтор” принимал более мудрые решения, чем его генералы. Которым без его “ошибок” пришлось бы еще хуже. 
Не приостанови он наступления на Москву для “зачистки” флангов, не отвлеки часть войск от Сталинграда на Кавказ, немцы подверглись бы мощным фланговым ударам. Разреши он свободное отступление от Москвы, германскую армию ожидала бы участь наполеоновской – в условиях суровой зимы она бесконтрольно покатилась бы назад, бросая технику, утрачивая порядок и дисциплину, и могла погибнуть. А если бы фюрер позволил Паулюсу идти на прорыв, покинув укрепления развалин и домов, в чистом поле танки, авиация и мороз уничтожили бы группировку в несколько дней. Она не нанесла бы советским войскам таких потерь, как в действительности, не связала надолго значительные силы, и эти силы ринулись бы в огромную брешь во фронте, которую немцы еще не успели бы закрыть. Как видим, с “роковыми ошибками” полная неувязка получается.   
    Перейдем ко второму пункту. Разумеется, советские командиры в своих донесениях наверх частенько “подвирали”. Как же без этого? И самим отличиться, и подчиненным вернее награды выхлопотать, а глядишь – какие-то средства усиления подбросят. Конечно, приукрашивали воспоминания и военачальники. Это тоже закономерно для отставников всех времен и народов. Но и слепо доверять германским данным нет ни малейших оснований. То, что используется антироссийскими авторами, часто оказывается всего лишь пропагандой военного времени, предназначенной для поднятия духа своих граждан и с действительностью близко не лежавшей. Мемуаристы врут еще и похлеще наших – например, Манштейн просто выпустил из воспоминаний, будто их и не было, несколько неудачных штурмов Севастополя. А о своих потерях германские генералы лгали даже в сверхсекретных докладах наверх. Пример – в 1943 г. советская разведка преднамеренно передала по радио агенту Л. Трепперу (зная, что он арестован и работает “под колпаком”) сводку немецких потерь под Сталинградом. Через Гиммлера дошло до Гитлера, и разразился чудовищный скандал – ему докладывали в несколько раз меньшие цифры. Словом, истину-то надо искать “посередине”, проверяя, сопоставляя и анализируя данные обеих сторон, а не хватая вместо “подретушированной” правды такое вранье, которое даже “подретушировать” никто не удосужился.
    Что касается третьего пункта, то здесь необходимо некоторое пояснение. Войну начинало то поколение, которое росло и воспитывалось на охаивании патриотических ценностей и подмене их “пролетарским интернационализмом”. На аксиоме, что политические приоритеты важнее национальных и государственных. А вдобавок, поколение, испытавшее на себе большевистский террор, раскулачивание, коллективизацию, чистки 1937-39 гг. Результатом стало то, что очаги сопротивления вроде Брестской крепости возникали далеко не везде. А если и возникали, их обходили на других участках. Где целые части и подразделения сдавались или даже переходили на сторону противника. Сопоставим цифры: в 1941 г. в плен попало 3,9 млн русских. В первой половине 1942 г. – 650-900 тыс. И за все остальные 3 года -  650-900 тыс. В 41-м соображали – ради чего умирать, если против тебя идут “братья по классу”? А нацистская власть, может, и лучше советской? Сотни тысяч просто разбегались, оседая в примаках у местных баб. И никакого партизанского движения до весны-лета 1942 г. не было. Многие села встречали немцев колокольным звоном, хлебом-солью…
    И когда нынешние “разоблачители” с насмешечками пишут о глупости и неумении воевать русских генералов, приводя примеры, как против танков бросалась конница или полубезоружное ополчение, нужно все это учитывать. Фронт-то фактически рухнул, от прежней армии остались ошметки, матчасть была потеряна, не столько в боях, сколько брошенная у границ, промышленность парализована эвакуацией. В таких условиях было невозможно действовать иначе. Когда инициатива у противника, то там, то здесь дыры, когда полная неясность, какими силами осуществлен очередной прорыв. И нет ни подготовленных резервов, ни времени на выяснение обстановки и подготовку контрмер. В подобной обстановке на затыкание дыр бросается не то, что нужно, а то, что есть под рукой, что можно побыстрее доставить к нужному месту. Конница, зенитчики, ополченцы, курсанты. И не крупными силами, а разрозненно, что увеличивает потери. Это не неумение воевать, это объективная закономерность. А вот то, что врага все же остановили – свидетельствует наоборот, о высоком умении воевать.
    Кстати, попутно отметим, победе способствовало и возвращение страны из “революционной” в “патриотическую” систему координат (что следует считать величайшей заслугой Сталина. И одной из причин столь массированных нападок на него. Космополиты Ленин, Свердлов, Троцкий, Каменев, Зиновьев, Радек и т.п. зла натворили побольше, но “общественное мнение” осуждающих кампаний против них не разворачивало). Те миллионы, которые сдались в 1941 г., были уничтожены или вымерли от голода почти целиком в первую же зиму (немцы не знали, что делать с таким количеством, и пленных разрешили расстреливать по приказу любого офицера или загоняли на участки открытого поля, огороженные колючей проволокой, и не кормили). А остальным – и во вражеском тылу, и на фронте, пришлось заново учиться любви к своему Отечеству. Учиться на собственной шкуре, через террор и грабежи окупантов. Учиться на том, что узнавали от вышедших из окружения или при освобождении населенных пунктов. И когда в массовом сознании утвердилось, что Отечество, какими бы недостатками и изъянами оно не обладало, вовсе не пустой звук, что без него – вообще погибель, это и обеспечило перелом в ходе войны.   
    Но вернемся к “неумению воевать”. И увидим, что в 1944-45 г. роли переменились. Когда германская армия была надломлена, повыбита, потеряла огромное количество техники, а заводы оказались парализованы бомбежками и отсутствием сырья, и инициатива безраздельно перешла к русским, немецкие документы (нет, не послевоенные мемуары, а письма и дневники современников) напоминают впечатления наших соотечественников начала войны. Всюду “русские танки”, в воздухе – только “русские самолеты”, а своих нет как нет, русская артиллерия устраивает “ад”. И германские военачальники в этих условиях действовали точно так же, как наши в  1941 г., им больше ничего не оставалось! Точно так же, не считаясь с потерями, вынуждены были швырять в прорывы под танки все, что можно наскрести – полубезоружных фольксштурмистов, зенитчиков, курсантов училищ, охранные и “авиапехотные дивизии” (из обслуги аэродромов, с одним лишь стрелковым вооружением). 
    А насчет потерь приведу 2 примера. Один из дневников Симонова – дивизия при штурме Кенигсберга потеряла в несколько раз меньше, чем в 1941 г. при взятии захолустной Ельни. Другой – из воспоминаний аса нашей авиации генерал-полковника Скоморохова. За несколько лет войны, до ноября 44 г. он сбил 22 самолета. А за несколько месяцев до мая 45 г. – еще 22. Хотя с другой стороны, почти все, с кем он начинал войну, погибли. То есть на первом этапе советское командование вынуждено было бросать в бой плохо подготовленных, недоученных юнцов, и соотношение потерь было соответствующее. А на втором этапе в германской армии были в основном повыбиты лучшие, опытные кадры, точно так же приходилось использовать неоперившуюся “зелень”, и соотношение изменилось в обратную сторону.   
    Коснемся потерь в целом. Сейчас принята цифра, что урон СССР составил 27 млн. чел. Но из них 17 млн – мирное население! Если из оставшихся вычесть 4 млн, сдавшихся и уничтоженных в 41-м, цифры боевых потерь получаются примерно равными (у Германии – 6-7 млн, по другим данным – 9 млн)! Правда, у немцев были потери и на других фронтах, и среди мирного населения тоже. Но опять нужно добавить факторы, о которых до сих пор почему-то забывают.
В составе германской армии воевало от 800 тыс. до 1 млн советских граждан! Это и “национальные” соединения, прибалты, кавказские и туркестанские легионы, украинцы, власовцы, казачьи “станы”, и огромное количество “хиви” – вспомогательных служащих, их порой было до десятка на роту. (Кстати, подпитка за счет “хиви” была одним из средств, помогающих германским командирам занижать свои потери в докладах начальству). Почти все они погибли, немцы их не жалели, а русские в плен не брали. Но… какой армии это потери, нашей или германской?
Наконец, почему-то принято русские потери соотносить только с немцами. А сателлиты? Венгры, румыны, итальянцы, финны, словаки. Когда напоминаешь о них, обычно пренебрежительно отмахиваются. Ну, мол, это ж вообще были не вояки! Извините – чушь. Венгры и финны дрались не хуже немцев (о чем умалчивалось, одни – союзники по Варшавскому пакту, другие – дружественные “нейтралы”). Румыны и итальянцы воевали слабее, но значительные силы на себя все же оттягивали. А Одесса? А длительное сопротивление румын на своих границах, сломленное только в Ясско-Кишиневской операции? И к тому же, в Советской Армии тоже были соединения, сформированные из среднеазиатов, кавказцев и пр., проявившие чрезвычайно слабые боевые качества и громившиеся в первых же сражениях. Но их почему-то со счетов не сбрасывают, причисляют к русским войскам и русским потерям. Так правомочно ли сбрасывать со счетов сателлитов? Если германские историки сваливают катастрофу под Сталинградом на нестойкость итальянцев и румын, то ведь и советская катастрофа в Керчи (создавшая предпосылки для наступления на Сталинград) – во многом результат слабости и нестойкости грузинских дивизий.
Словом, как ни крути, а если объективно рассматривать и взвешивать все факторы, то боевые потери в Великой Отечественной получатся никак не большими, чем у врага. И “неумение воевать” остается целиком на совести авторов подобных теорий (впрочем, лопухнулся – о какой уж тут совести говорить? Разве что о кошельке).
Зато уж “умение воевать” союзников проявилось очень ярко! Когда драпали из Дюнкерка. Когда предали и бросили из-за паники Норвегию. Когда высадились в Италии, позволили немцам спокойно разоружить и пленить итальянскую армию, перешедшую на сторону англо-американцев, а потом 2 года ползли по Апеннинскому полуострову при сопротивлении всего нескольких дивизий. Когда в Арденнах немцы одним ударом поставили многократно превосходящую группировку на грань полной катастрофы. Или когда брали Окинаву. Бахвалясь количеством техники и боеприпасов, 10 дней долбили бомбами и снарядами линкоров. Разумеется, по пустому месту – еще опыт Первой Мировой показал, что в первые же часы все живое погибает или уходит на запасные рубежи. Но американцы этот опыт самоуверенно проигнорировали, а когда высадились, понесли колоссальный урон, поскольку поддерживать атаки на тыловые позиции было уже нечем.  
    Вот вам все “четыре кита” фальсификации, ежели разобрать их по косточкам. Но тем не менее, массированные залпы лжи, еще и похлеще, чем на Окинаве, уже который год обрушиваются на сознание – наше с вами, наших детей, наших знакомых. И незнакомых. А нам, получается, остается держаться под этим обстрелом, как когда-то держались наши предки. Если снова поймет народ на собственной шкуре, что Отечество – не пустой звук, не абстракция, что каким бы больным оно ни было, оно жизненно нужно каждому, и никакими гипотетическими “благами” не окупятся его оскорбления и унижения, если снова утвердится это в массовом сознании – значит, выстоим. И победим. На войне как на войне. В том числе и информационной.

http://www.shambarov.ru/index.php/stati/59-28.html

Картина дня

))}
Loading...
наверх