Свежие комментарии

  • Наташа Ширинская
    И не просто  иностранец... Американец...!Открытое письмо А...
  • Виктор Некрасов
    У вас информация не полная. По пятницам на канале "Спас" известный журналист Мамонтов ведет передачи, на которые приг...Финансовая тайна ...
  • Удав Иванович
    Золотой Запас царской России прихватизировали чехи, которые через Японию вывезли его к себе, а потом построили военны...Финансовая тайна ...

Иностранные подводные лодки в составе ВМФ СССР

Иностранные подводные лодки в составе ВМФ СССР

Из книги
«Иностранные подводные лодки
в составе ВМФ СССР»

Победа Советского Союза в Великой Отечественной войне досталась дорогой ценой. В ходе боевых действий Военно-Морской Флот СССР потерял почти 50% подводных лодок и вышел из войны ослабленным, особенно по подводным лодкам, строительство которых требовало значительных затрат времени и материальных ресурсов. В этих условиях определенные перспективы быстрого восполнения боевых потерь открывало использование трофейных подводных лодок, но они незначительно сыграли свою роль в усилении Военно-Морского флота СССР.

 

Иностранные подводные лодки предвоенного периода

К началу Великой Отечественной войны в состав РККФ входили 5 подводных лодок, ранее служивших на флотах других государств. Первым трофеем советского флота стала английская подводная лодка L-55, которая погибла на мине, уклоняясь от атаки эскадренного миноносца «Азард» 4 июня 1919 года в Копорском заливе. Первоначально считалось, что гибель подводной лодки произошла в результате попадания снаряда с «Азарда», за что командир эсминца и комендор были награждены большевиками орденом Красного Знамени. Эта версия была в ходу еще в начале 1990-х, хотя уже после подъема подводной лодки было ясно, что причиной гибели подводной лодки явилась мина, а не снаряд с «Азарда».

Иностранные подводные лодки в составе ВМФ СССР

Британские подводные лодки тип «L», проект которых был разработан на базе подводных лодок тип «Е» строились в годы Первой Мировой войны, но большая их часть вступила в строй уже после окончания боевых действий. Строительство подводных лодок тип «L» шло тремя сериями, которые несколько отличались друг от друга (всего было построено 33 единицы). Пять подводных лодок второй серии (L-11, L-12, L-14, L-17 и L-25) были достроены как минные заградители и могли нести 14-16 мин. В 1927 году корпуса L-67 и L-68 были использованы для достройки заказанных Югославией подводных лодок «Храбри» и «Не бойся». Среди успехов британских подводных лодок тип «L» в ходе Первой Мировой можно назвать торпедирование подводной лодкой L-2 германской подводной лодки UB-65 у мыса Клир 10 июля 1918 года, а 16 октября 1918 года немецкая UB-90 в проливе Скагеррак потоплена торпедой L-12. 3 октября 1918 года у Западно-Фризских островов в Северном море жертвами взаимного огня стали германский эсминец S-33 и британская подводная лодка L-10 - единственная британская подводная лодка этого типа, погибшая в годы Первой Мировой войны.

О погибшей в Копорском заливе L-55 на время забыли, пока в конце 1926 года ее случайно не обнаружил тральщик «Клюз», проводивший испытания нового придонного трала. Весной 1927 года руководство Морских Сил СССР подняло вопрос о подъеме подводной лодки. 11 августа 1928 года подводная лодка оторвалась от грунта и на гинях спасательного судна «Коммуна» была доставлена в Кронштадт, где поставлена в ДОК. После отчистки отсеков была выявлена степень повреждений подводной лодки. В результате взрыва мины рубка L-55 была сильно разрушена. На месте осталась только носовая часть ограждения рубки с одним орудием и снарядный элеватор. Корпус подводной лодки также получил значительные повреждения: около рубки зияла пробоина длиной 3,2 метра, левая балластная цистерна имела многочисленные разрывы и вмятины.

Несмотря на это было принято решение о восстановлении подводной лодки. Разработкой технической документации занималось Техбюро №-4 под руководством Б.М.Малинина. Чертежи составлялись путем съемок с натуры. Неоценимую помощь оказали найденные на подводной лодке после подъема технические описания и эксплуатационные инструкции. Восстановительные работы на подводной лодке проводил Балтийский завод, который, испытывая в то время недостаток квалифицированных специалистов, сначала пытался отказаться от заказа, но поскольку вводу L-55 в строй придавали большое политическое значение, на подводной лодке развернули работы, которые обошлись в 1 300 000 рублей. В конце июля 1931 года полностью восстановленная L-55 была предъявлена заводом Постоянной комиссии по испытанию и приемке кораблей. Принятая от промышленности подводная лодка использовалась для подготовки личного состава Подплава, а так же для проведения испытаний корабельной аппаратуры.

К началу Великой Отечественной войны L-55 уже утратила боевое значение. В 1940 году подводная лодка была выведена из боевого состава и переформирована в опытовую, а во время войны L-55, став зарядовой станцией, обеспечивала действия подводных лодок Краснознаменного Балтийского флота на коммуникациях противника. 19 августа 1940 года, с вхождением в состав СССР Прибалтийских республик, советский флот пополнился еще четырьмя подводными лодками. Две из них принадлежали Латвии, две – Эстонии. Латвийские лодки «Ronis» и «Spidola» были построены во Франции в 1925-1927 годах. На момент вступления в строй Краснознаменного Балтийского флота большой боевой ценности эти подводные лодки уже не имели и предназначались для скорого использования в качестве плавучих зарядовых станций. Начавшаяся война перечеркнула эти планы, застав подводные лодки в ремонте на заводе «Тосмаре» в Либаве, где они были взорваны личным составом в ходе боев за город на второй день войны.

Эстонские подводные минные заградители «Kalev» и «Lembit» были построены в Великобритании в 1937 году на средства, 40% которых составляла выручка от продажи Перу эсминцев «Lennuk» и «Wambola», захваченных у РККФ в 1918 году («Австроил» и «Спартак»), и средства, собранные по подписке. В то время военное сотрудничество Эстонии и Финляндии зашло столь далеко, что, не имея официального договора о военной помощи, страны предусматривали совместные боевые действия против СССР на случай военного конфликта с участием одной из сторон и даже проводили совместные военные учения.

Иностранные подводные лодки в составе ВМФ СССР

Береговая оборона стран была построена так, что на меридиане Таллинн – Хельсинки огнем береговых батарей перекрывался весь Финский залив. Страны координировали свои планы на случай возникновения войны. Эстонским подводным лодкам отводилась задача совместно с ВМФ Финляндии не допустить советский флот к выходу в открытую часть Балтики. Но события развернулись иначе. Финны были вынуждены в одиночку противостоять СССР в «зимней» войне, а с эстонских баз на финские коммуникации выходили подводные лодки РККФ. В 1940 году Эстония стала республикой в составе Советского Союза. Подводные лодки «Калев» и «Лембит», сохранив свои прежние названия, подняв Советский военно-морской флаг, вошли в состав КБФ. Оба подводных минных заградителя приняли участие в Великой Отечественной войне.

«Калев» пропал без вести уже во втором походе. Точное время, место и обстоятельства его гибели до сих пор не установлены. К «Лембиту» судьба была более благосклонна. Провоевав всю войну, подводная лодка «Лембит» совершила семь Боевых походов, 6 марта 1945 года минный заградитель был награжден орденом Красного Знамени. В канун 40-летия Победы подводная лодка «Лембит» была установлена в Таллинне в качестве мемориала и филиала музея Дважды Краснознаменного Балтийского флота. В годы развала СССР и всеобщего хаоса «Лембит» был захвачен отрядами эстонских националистов и после «вывода» российских войск остался в Эстонии.

Говоря об иностранных подводных лодках, вступивших в состав РККФ до начала Великой Отечественной войны хочется отметить один из несостоявшихся трофеев советского флота. Это польская подводная лодка «Orzel» («Орёл»), построенная в Голландии и вступившая в состав польского флота незадолго до начала войны. 1 сентября 1939 года Германия напала на Польшу. С началом боевых действий польские подводные лодки, среди которых была и «Orzel» под командованием командор - поручника Х.Клочковского, вышли в море. 5 сентября подводная лодка «Orzel» был атакована германскими кораблями и авиацией, получила повреждения. Польские подводники приняли решение зайти в один из нейтральных портов, и 14 сентября подводная лодка ошвартовалась в Таллинне. Эстонские власти, не желая осложнения с Германией, объявили об интернировании подводной лодки. 16 сентября с подводной лодки был выгружен артиллерийский боезапас и часть торпед, сняты орудийные замки, изъяты морские карты. Ошибкой эстонцев стало то, что с «Орла» не успели откачать топливо, чем воспользовались поляки: в ночь на 18 сентября, выведя из строя портовое электрооборудование и пленив охрану, подводная лодка покинула порт. Только 12 октября «Орёл» форсировал Датские проливы и вскоре под охраной эсминца «Valorous» прибыл в Англию. После ремонта «Orzel» в составе 2-й флотилии подводных лодок Британского флота принимал участие в боевых действиях и пропал без вести со всем экипажем (60 поляков, 3 англичанина) в конце мая 1940 года. Интернирование подводной лодки в Эстонии повлекло бы за собой контроль над ней СССР после вхождения республики в состав Советского Союза, который не упустил бы случая включить фактически новую подводную лодку в состав своего флота.

 

Иностранные подводные лодки периода Великой Отечественной войны

26 июля 1944 года со стоянки под кодовым названием «Гранд-Отель» с острова Нуокко в финских шхерах вышла в свой первый боевой поход германская подводная лодка U-250. Подводной лодке предстояло действовать в районе у северного входа в Бьеркезунд. Советскому командованию докладывали о присутствии подводных лодок противника в этом районе, но никаких указаний по поводу действий противолодочной обороне отдано не было. Борьба здесь шла с переменным успехом. 15 июля в районе острова Руонти U-679 была атакована советским дозором в составе двух торпедных катеров и двух катеров - морских охотников, и едва смогла уйти, получив повреждения, потеряв при этом трех человек. Через три дня U-479 чуть было не отправила на дно катер МО-304, правда и сама подводная лодка спустя пять дней попала под удар двух сторожевых катеров и имела некоторые повреждения. МО-304, потерявший носовую часть до рубки, сумел задним ходом дойти до базы. Повреждения катеров советское командование относило за счет мин, так как никто не предполагал, что немцы тратят боезапас на цели, которые едва ли дороже самих торпед. Днем 30 июля 1944 года катер МО-105 стоял на якоре на линии дозора к северу от Бьеркезунда. В 12.43 в средней части корпуса катера раздался взрыв, МО-105 переломился пополам и затонул. Вскоре к месту катастрофы подошел сторожевой катер МО-103.

Подобрав из воды семь выживших членов экипажа погибшего катера, МО-103 произвел противолодочный поиск, но ничего не обнаружил и остался на линии дозора. Вечером с одного из катеров - дымозавесчиков, прикрывавшего работавшие в этом районе катера-тральщики, обнаружили под водой на небольшом углублении рубку подводной лодки. Тут же сигнальными ракетами и сиреной был вызван сторожевой катер. В 19.15 МО-103, установив гидроакустический контакт с подводной лодкой, произвел атаку глубинными бомбами, после чего над водой наблюдался движущийся пузырчатый след.

Иностранные подводные лодки в составе ВМФ СССР

Охотник повторил атаку, ставшей концом подводной лодки U-250: на поверхности воды появились различные предметы, а среди них шесть человек, сумевших покинуть гибнущую подводную лодку через рубочный люк. Среди спасенных был командир U-250, штурман, второй штурман, младший старшина, санитар и матрос.

Практически сразу после этого было принято решение о подъеме U-250, после чего группа специалистов аварийно-спасательной службы флота приступила к делу. Подводная лодка лежала на скалистой отмели, на глубине тридцать три метра. Судоподъемные работы производились ночью, так как противник всячески препятствовал работе водолазов, обстреливая место гибели подводной лодки с юго-западного берега Выборгского залива. В ночь на 1 сентября немцы предприняли еще одну попытку уничтожить корпус подводной лодки глубинными бомбами, но, потеряв на мине торпедный катер S-80, вскоре отказались от этой затеи. 14 сентября 1944 года U-250 была поднята и вскоре отбуксирована в Кронштадт, где была поставлена в ДОК.

В ходе осмотра отсеков подводной лодки, на ней, кроме различных судовых документов, шифров, кодов, была обнаружена шифровальная машинка «Энигма-М», а также новейшие самонаводящиеся акустические торпеды Т-5 с эксплутационными инструкциями. Кроме того, в ходе допроса пленных была получена информация об организации деятельности немецких подводных лодок и системе подготовки подводников. После того, как торпеды были извлечены из подводной лодки и подняты на стенку ДОКа, началось их доскональное изучение. Сама подводная лодка тоже представляла для советского командования немалый интерес. Принадлежа к VII-C серии, она была представительницей самого распространенного типа подводных лодок за всю историю мирового подводного кораблестроения (всего Германия построила более семисот подводных лодок этого типа). Эти подводные лодки составляли основу подводного флота Германии, хотя с появлением подводных лодок XXI и XXIII серий они уже устарели. Большинство немецких асов-подводников добились своих успехов именно на подводных лодках тип VII-C.

6 ноября 1944 года приказом Наркома ВМФ была создана комиссия под председательством капитана 1 ранга М. А. Рудницкого, на которую была возложена работа по изучению U-250. Советскую сторону интересовали как вопросы внедрения в СССР германского опыта подводного кораблестроения, так и особенности бытовых условий экипажа подводной лодки. Еще в 1942 году ЦКБ-18 начало разработку подводной лодки проекта 608, элементы которой были близки к германским подводным лодкам VII серии. После того как U-250 была поднята, Нарком ВМФ СССР Н.Г.Кузнецов принял решение приостановить работы по проекту до изучения трофея. В 1945 году, когда советские специалисты смогли ознакомиться с новейшими германскими подводными лодками XXI и XXIII серий, работы над проектом были окончательно прекращены. Вскоре ЦКБ-18 занялось разработкой чертежей подводных лодок проекта 613. U-250 вошла в состав ВМФ СССР под обозначением ТС-14 (трофейная средняя) 20 апреля 1945 года, но в строй она так и не вошла, и уже через 4 месяца ее исключили из списков и сдали на разборку.

Иностранные подводные лодки в составе ВМФ СССР

20 августа войска 2-го и 3-го Украинских фронтов начали Яссо-Кишиневскую операцию. В этот же день авиация Черноморского флота подвергла массированной бомбардировке военно-морскую базу Констанца, где базировались немецкие и румынские подводные лодки. 23 августа режим Антонеску пал, Румыния объявила Германии войну. 29 августа советским морякам представилась картина результатов налета на Констанцу. Из находившихся в порту подводных лодок, U-9 получила прямое попадание и затонула прямо у пирса, U-18 и U-24 также были тяжело повреждены, и когда части Красной Армии вошли в город были затоплены экипажами на внешнем рейде Констанцы. Не избежали повреждений бывшие итальянские, а теперь находившиеся под румынским контролем сверхмалые подводные лодки СВ-4 и СВ-6.

Трофеями Красной Армии кроме вышеперечисленных подводных лодок, оказались румынские подводные лодки «Rechinul» и «Marsuinul», а так же бывшие итальянские сверхмалые подводные лодки СВ-1, СВ-2 и СВ-3. Третья румынская подводная лодка «Delfinul» была захвачена в Сулине. Все они, кроме сильно поврежденной и не подлежащей восстановлению СВ-6, были зачислены в состав советского Черноморского флота.

Германия не планировала иметь подводный флот на Черном море, но с провалом «Блицкрига» была вынуждена это сделать. Турция, соблюдая Конвенцию в Монтрё от 1926 года, не допускала прохода военных кораблей воюющих держав через Черноморские проливы, а узкая колея европейских железных дорог не позволяла провозить по ней крупногабаритные и тяжелые грузы. Поэтому переброска немецких подводных лодок на Черное море походила по шоссейным дорогам и внутренним речным путям. Для действий против советского Черноморского флота были выделены шесть подводных лодок II-B серии, сведенные в 30-ю флотилию. Из Киля, по каналу Кайзера Вильгельма подводные лодки на специальных понтонах буксировали до Гамбурга, а затем по Эльбе до Дрездена-Юбигау, где специально для этих целей был построен особый причал. Подводные лодки были максимально разгружены: демонтированы прочные рубки, и их ограждения, снято крупногабаритное оборудование, выгружены аккумуляторы, торпеды, твердый балласт, откачаны все жидкие грузы. С целью уменьшения общей высоты груза подводные лодки повернули на бок, прикрепив к каждой 10 специально построенных понтонов. Далее подводным лодкам предстояло идти по сухопутью. Их перегрузили в специальные трейлеры, и путь до Ингольдштадта подводные лодки прошли по шоссейным дорогам. Транспортировка такого негабаритного груза была сопряжена с некоторыми проблемами. Каждыю подводную лодку везли четыре тягача, сцепленные попарно. Чтобы исключить трудности, связанные с началом совместного движения, заправка машин и смена водителей производилась прямо на ходу без остановки. Со скоростью около 8 км/час караван проходил маршрут за 56 часов. В Ингольдштадте подводные лодки снова перегружались на понтоны и буксировались вниз по Дунаю. Восстановительные работы поводились в Линце или в Галаце, после чего подводные лодки своим ходом проходили оставшийся отрезок пути по Дунаю в Черное море. Ход работ по перебазированию подводных лодок, от демонтажа оборудования до ввода в строй занял 10 месяцев. Сам процесс транспортировки до места назначения занял шесть недель. Последняя из подводных лодок 30-й флотилии – U-20 прибыла в Констанцу в июле 1943 года. Подводные лодки серии II-B, получившее у немецких подводников прозвище «челнок» или «каноэ», были предназначены для закрытых морских театров Балтийского и Северного морей.

За весь период действий на Черном море крупных побед у немецких подводных лодок было сравнительно немного, хотя слабая противолодочная оборона Черноморского флота позволила немецким подводным лодкам действовать достаточно активно. С июня 1943 по август 1944 года шесть подводных лодок (U-9, U-18, U-19, U-20, U-23 и U-24) 30-й флотилии провели 30 боевых походов, в ходе которых было израсходовано 63 торпеды. Три раза подводные лодки выходили на минные постановки. Погибшие в Констанце U-9, U-18 и U-24 были подняты аварийно-спасательной службой Черноморского флота, но восстанавливать их не стали, U-9, получившая к тому времени обозначение ТС-16 вскоре была сдана на разборку, а U-18 и U-24 использованы как мишени на учениях и потоплены торпедами подводной лодки М-120 в районе Севастополя.

Иностранные подводные лодки в составе ВМФ СССР

Италия так же смогла доставить на Черное море шесть сверхмалых подводных лодок. 14 января 1942 года итальянцы подписали с Германией соглашение, согласно которому итальянские легкие морские силы оказывали помощь немцам на Черном море и Ладожском озере. Для действий на Черном море выделялись 15 торпедных и 5 штурмовых катеров, а так же 6 сверхмалых подводных лодок тип «СВ». Так же как и немцы, итальянцы доставили свои подводные лодки по суше. 25 апреля 1942 года в Специи все подводные лодки погрузили на специальные железнодорожные платформы и 2 мая они достигли Констанцы, где их спустили на воду и в течение месяца привели в боеготовое состояние. Местом базирования итальянцев была определена Ялта. Уже 5 июня 1942 года туда прибыла первая группа подводных лодок: СВ-1 и СВ-3. Через шесть дней за ней прибыла вторая группа: СВ-4, СВ-5, СВ-6. 13 июня советские торпедные катера Д-3 и СМ-3 произвели набег на Ялту. Кригсмарине принял советские катера за итальянские.

Ценой этой ошибки стала гибель СВ-5, но по возвращении на базу катерники доложили о потоплении баржи. По другим данным в набеге принимал участие только Д-3, а совместные действия катеров относится к 18 июня. Так и не успев принять участие в боевых действиях, погибла одна из подводных лодок.

По прибытии итальянцев на Черное море немцы сразу же включили военно-морские силы своих союзников в блокадные действия против Севастополя. В июне 1942 года прибывшие на Черное море итальянские подводные лодки активно действовали в завесах и засадах на советских коммуникациях. Командир СВ-3 доложил о безрезультатном пуске торпеды по крейсеру «Ворошилов» 13 июня, и об успешной атаке подводной лодки спустя два дня (сами итальянцы в качестве жертвы называют С-32). Советская подводная лодка, вышедшая из Новороссийска с грузом для Севастополя утром 26 июня, ни в одну из баз так и не прибыла. Вполне возможно, что она стала жертвой самолета Не-111 из состава 2/KG 100. 27 июня подводная лодка СВ-4 атаковала лидер «Ташкент», последний советский надводный корабль который сумел прорваться в Севастополь. Ночь и высокая скорость цели предотвратили катастрофу. По докладу командира СВ-2 результативная атака советской подводной лодки имела место 18 июня. Итальянцы даже указали жертву – Щ-208, но подводная лодка погибла в августе 1942 года. Спустя сорок лет Щ-208 найдена на месте своей гибели в 5 милях юго-западнее острова Змеиный. Летом-осенью 1942 года, когда обстановка на фронте складывалась в пользу немцев, часть военно-морских сил союзников на Черном море, в том числе и итальянские СМП, планировалось перебазировать на Каспий. С катастрофой немцев под Сталинградом от этих планов пришлось отказаться. В августе 1942 года итальянские подводные лодки перебазированы в западную часть Черного моря, где они были включены в систему противолодочной обороны.

В конце ноября подводные лодки поставили на зимовку в Констанце, но уже 2 января 1943 года было принято решение об отзыве всех итальянских военно-морских сил с Черного моря. Так как обратный путь через Балканы был блокирован югославскими партизанами, перебазирование подводных лодок составляло известную проблему. Тем более, сами немцы были заинтересованы в присутствии подводных лодок своих союзников в этом регионе. До лета 1943 года итальянцы в каких-либо боевых действиях на Черном море участия не принимали, но после свержения Муссолини 25 июля 1943 года положение резко изменилось. Понимая, что Италия практически выбита из войны, и не желая осложнений с итальянцами, военно-морские силы которых на Черном море базировались на румынские и болгарские порты, немцы в срочном порядке перевели флот своих союзников в Севастополь, откуда пять подводных лодок в течение месяца произвели 21 боевой выход. Активные боевые действия итальянцев сразу отразились на результатах. В ночь на 26 августа в районе мыса Урет СВ-4 п выпустила две торпеды по подводной лодке Щ-203. Никто из экипажа советской подводной лодки не спасся. В 1949 году она была обнаружена на дне, поднята и разделана на металл. Правда сами итальянцы называют своей жертвой Щ-207, которая благополучно пережила войну.

Иностранные подводные лодки в составе ВМФ СССР

8 сентября 1943 года Италия официально вышла из войны. На следующий день итальянские подводные лодки, к тому времени уже вернувшиеся в Констанцу, были переданы румынским властям. Под румынским контролем теперь уже бывшие итальянские СМП участия в боевых действиях не принимали, а 29 августа 1944 года они были захвачены советскими войсками в Констанце. Как и румыны, Советский Союз не нашел применения бывшим итальянским сверхмалым подводным лодкам. После изучения трофеев, подводные лодки были разделаны на металл.

В числе советских трофеев в Констанце оказались и две румынские подводные лодки – «Rechinul» и «Marsuinul». Третья румынская подводная лодка – «Delfinul» была захвачена в Сулине. Вступив в войну против Советского Союза, Румыния имела всего одну подводную лодку, постройка которой была заказана в 1929 году в Италии. На момент окончания постройки подводной лодки у румын не было денег на оплату работ, и подводная лодка вступила в состав итальянского флота. Спустя пять лет необходимая сумма была выделена, и подводная лодка подняла румынский флаг. До прибытия подводных сил своих союзников – Германии и Италии, румынская «Delfinul» была единственной подводной лодкой держав «Оси» на Черном море. С началом войны против Советского Союза подводная лодка привлекалась для действий против советского Черноморского флота. Только одним фактом своего существования подводная лодка являлась сильной головной болью для слабой советской ПЛО, тем более, что советское командование кроме румынских подводных лодок предполагало наличие на Черном море германских подводных лодок.

Особыми успехами румыны не блистали. Существует легенда, что, обнаружив линкор «Парижская коммуна», шедший без охранения и подставляющий борт под торпедный залп, командир «Delfinul» дал команду «Отбой!». Изумленному помощнику свои действия он объяснил тем, что атака не имеет смысла, так как никто не поверит, что единственная румынская подводная лодка потопила единственный русский линкор на Черном море. Несколько раз румыны имели контакты с советскими подводными лодками, но каждый раз встречи оканчивались благополучно для обеих сторон. Единственную торпедную атаку «Delfinul» произвела 5 ноября 1941 года у южного побережья Крыма. Командир румынской подводной лодки доложил о потоплении судна водоизмещением 12 000 тонн. На самом деле танкер «Кремль» (7 661 брт), получивший торпеду в правый борт выдержал попадание, и благодаря действиям экипажа прибыл в Туапсе. В 1943 году «Delfinul» встала на ремонт. Вместо нее румыны ввели в строй две новые подводные лодки, построенные на отечественных верфях.

«Delfinul» и вновь введенные в строй подводные лодки ничем себя не проявили. Уже 5 сентября 1944 года трофейные подводные лодки подняли советский военно-морской флаг. Война на Черном море уже окончилась, и принять участие в боевых действиях на стороне СССР подводным лодкам не пришлось. Уже в ноябре 1945 года СССР вернул Румынии «Delfinul», получившую в советском флоте обозначение ТС-3. Подводная лодка не представляла для советских специалистов никакого интереса, а Румыния уже к тому времени рассматривалась как потенциальный член «Восточного блока». После списания подводной лодки на слом ее главные механизмы стали частью экспозиции морского музея в Констанце. В 1951 году Социалистической Республике Румыния была передана «Rechinul», носившая в советском флоте обозначение ТС-1. Третья подводная лодка, серьезно пострадавшая от взрыва собственных торпед в порту Поти 20 февраля 1945 года была сдана на слом в СССР в 1950 году. 30 марта 1945 года войска 2-го Белорусского фронта взяли Данциг. Здесь, на стапелях завода «Schichau» были обнаружены корпуса двадцати новейших подводных лодок XXI серии (U-3538 – U-3557). Еще для 14 подводных лодок (U-3558 – U-3571) были заготовлены секции. Летом 1945 года корпуса недостроенных подводных лодок были спущены на воду и переведены в Советский Союз. Первые тринадцать подводных лодок включили в состав флота уже 13 апреля 1945 года.

Иностранные подводные лодки в составе ВМФ СССР

Оставшиеся семь – 12 февраля 1946 года. В советском флоте все они получили обозначения ТС-5 - ТС-13, ТС-15, ТС-17 - ТС-19, ТС-32 - ТС-38. В марте 1947 года ТС-5 - ТС-12 получили обозначения Р-1 - Р-8. Часть подводных лодок имела достаточно высокую степень готовности, поэтому подводные лодки предполагалось достроить по проекту 614 с заменой недостающего немецкого оборудования комплектующими отечественного производства. Работы над проектом вело СКБ-143 под руководством В.Н.Перегудова, а затем П.С.Савинова. Под давлением бывших союзников по антигитлеровской коалиции от планов достройки трофейных подводных лодок пришлось отказаться. Находящиеся в наиболее высокой степени готовности Р-1, Р-2 и Р-3 (бывшие германские U-3538, U-3539, U-3540) 8 марта 1947 года были затоплены в 20 милях к северо-западу от маяка Ристна, остальные подводные лодки сданы на разборку в 1947-1948 годах.

10 февраля 1945 года на судоверфи «Schichau» в Эльбинге наступающими частями Красной Армии были захвачены 166 сверхмалых подводных лодок «Seehund» XXVII-В серии, находящиеся в различной стадии постройки. Наиболее готовые из них – 16 единиц, немцы успели взорвать. Послевоенная судьба этих подводных лодок неизвестна. В состав советского флота они включены не были и, скорее всего, после изучения были разобраны на месте.

В число советских трофеев можно включить и U-78 VII–C серии. Подводная лодка была принята Кригсмарине 15 февраля 1941 года, несмотря на то, что была вооружена всего двумя торпедными аппаратами. Как полноценная боевая единица она никогда не использовалась, и до марта 1945 на ней обучался личный состав 22-й флотилии в Готенхафене. В конце войны подводную лодку переквалифицировали в плавучую зарядовую станцию, но вооружение подводной лодке сохранили. Формально состоя в 4-й флотилии, новоиспеченная ПЗС находилась в Пиллау. В ходе боев за город 18 апреля 1945 года подводная лодка была потоплена огнем 2-й батареи 523-го корпусного артиллерийского полка из состава 11-й Гвардейской армии войск 3-го Белорусского фронта прямо у причала Морского вокзала. После окончания войны корпус подводной лодки был поднят, но сама подводная лодка для советской стороны никакого интереса не представляла, и подводная лодка была сдана на разборку.

В Германии конструкторским бюро под руководством Г. Вальтера велась активная разработка проекта подводных лодок с парогазотурбинной установкой (ПГТУ). Построенная в 1940 году опытовая подводная лодка U-80 на испытаниях впервые в истории подводного флота достигла фантастической по тем временам скорости 28,1 узлов. В годы войны в Германии, несмотря на нехватку материалов и рабочей силы, работы по ПГТУ продолжались. В 1942 году немцы сумели построить четыре таких подводных лодки – U-792 и U-793 по проекту Wa201 и U-794 и U-795 по проекту WK202, получивших общее обозначение XVII серия. К 1944 году эти подводные лодки прошли комплекс разнообразных испытаний. К концу войны руководство Рейха приняло решение об их массовом строительстве. Планировалось к середине 1945 года построить 108 подводных лодок XVII серии, но в результате свет увидели только три подводные лодки – U-1405, U-1406 и U-1407. Разработки проектов подводных лодок с ПГТУ велись в Германии вплоть до подписания акта о капитуляции. В конце войны все подводные лодки с ПГТУ были затоплены своими экипажами. Англичанам удалось найти и поднять две подводные лодки – U-1406 и U-1407, одну из которых они передали американцам.

В августе 1945 года группу советских инженеров-кораблестроителей переодев в военную форму, отправили в Германию для «технической разведки». К тому времени в советскую оккупационную зону перебежал от американцев сотрудник бюро Вальтера. С его помощью советские специалисты восстановили всю проектную документацию германских подводных лодок с ПГТУ. На основании этой документации и тех технических образцов, которые удалось отыскать в советской зоне оккупации Германии сотрудниками «технической разведки», в СССР силами специально созданного КБ-143 был разработан проект 617 и построена подводная лодка С-99.

 

Иностранные подводные лодки переданные ВМФ СССР по репарациям

Вопрос о разделе флотов Держав Оси странами-победительницами встал задолго до окончания войны. 3 сентября 1943 года стало известно о разрыве Италии с Державами Оси и подписании перемирия. Часть итальянского флота попала в руки союзников. На конференции министров иностранных дел СССР, Великобритании и США, проходящей в Москве в накануне встречи Большой Тройки в Тегеране, Советский Союз заявил свои права на треть итальянского флота, находящегося в руках союзников. Советская делегация предложила выделить в ее распоряжение линкор, крейсер, восемь эсминцев и четыре подводные лодки.

Иностранные подводные лодки в составе ВМФ СССР

В ходе встречи глав трех держав в Тегеране в конце ноября – начале декабря 1943 года, советская сторона вновь подняла этот вопрос, добавив при этом, что если по каким-либо соображениям итальянские подводные лодки невозможно передать в собственность СССР сейчас, то Советский Союз согласен принять их во временное пользование с тем, чтобы после войны вернуть подводные лодки в распоряжение Объединенных Наций. 7 февраля 1944 года вопрос о передаче подводных лодок был окончательно решен. Союзники, не желая настраивать против себя итальянцев, решили временно передать в распоряжение СССР свои корабли. Соединенные Штаты выделили для передачи Советскому Союзу легкий крейсер «Milwaukee» (1923 года постройки), получивший в советском флоте имя «Мурманск», англичане – линейный корабль «Royal Sovereign» (в ВМФ СССР – «Архангельск», 1916 года постройки) и 9 эсминцев, которые англичане сами приобрели у американцев в 1940 году. Кроме того, в счет раздела итальянского флота ВМФ СССР были переданы четыре английские подводные лодки.

30 мая 1944 года подводные лодки были приняты советскими экипажами. На кораблях был поднят советский Военно-морской флаг. Для передачи советскому флоту англичане выделили подводную лодку «Sunfish», относящуюся к лодкам тип «S», а так же три подводные лодки тип «U» - «Unbroken», «Unison» и «Ursula». В ВМФ СССР новые подводные лодки получили обозначения В-1 - В-4. 27-28 июля 1944 года подводные лодки начали переход из Англии в Советский Союз. Для трех подводных лодок переход в Полярный прошел без особых происшествий. Одна из подводных лодок к месту назначения так и не прибыла. Обстоятельства, время и место гибели подводной лодки В-1 под командованием Героя Советского Союза И.И.Фисановича до сих пор точно неизвестны.

Иностранные подводные лодки в составе ВМФ СССР

Переданные советскому флоту английские подводные лодки тип «U» достаточно хорошо зарекомендовали себя в ходе военных действий. Их проектирование осуществлялось англичанами в 1935-1938 годах. Первоначально подводные лодки данного типа проектировались как учебные корабли, поэтому специфика их предназначения повлекла за собой некоторые особенности, в частности первоначально на них не предусматривалась установка какого-либо вооружения, и только в процессе разработки проекта было решено установить на подводные лодки шесть 533-мм торпедных аппаратов. Уже после закладки первых подводных лодок было принято решение об установке на подводных лодах данного типа палубного 76-мм орудия. В процессе ходовых и мореходных испытаний выяснилось, что проект оказался довольно удачным. В условиях военного времени надежность подводных лодок тип «U» при довольно несложной конструкции, быстроты постройки и невысокой стоимости великолепно подходили для крупносерийного строительства. По чрезвычайным кораблестроительным программам военного времени Адмиралтейством заказано шестьдесят восемь подводных лодок тип «U», однако в строй вступили только тридцать четыре подыодные лодки, из которых в ходе войны было потеряно 18 единиц. Заказы на остальные подводные лодки были отменены. Подводные лодки строились фирмой «Vickers-Armstrong» на судоверфях Барроу и в тайне двумя сериями. Вторая группа несущественно отличалась от первой. Из переданных Советскому Союзу подводных лодок «Ursula» относилась к первой серии, состоящей из 15 единиц, а «Unbroken» и «Unison» - ко второй.

В начале августа 1944 года подводные лодки прибыли в Полярный, где были включены в состав Северного флота. К тому времени активные военные действия на Севере практически подошли к концу. Тем не менее, бывшие английские подводные лодки в составе советского флота успели сделать шесть боевых походов общей продолжительностью 40 суток. Результатом их боевой деятельности стало уничтожение двух кораблей противника, и, возможно, еще одного транспортного судна и одного корабля.

После окончания войны вопрос о разделе итальянского флота длительное время не был решен. Только в 1949 году Советский Союз вернул Великобритании и США полученные ранее корабли, взамен приняв линкор «Giulio Cesare» (в советском флоте «Новороссийск»), крейсер «Emanuele Filiberto Duca D'Aosta» («Керчь») и 5 эсминцев. В этот список вошли и две подводные лодки, ранее принадлежавшие Италии – «Marea» (тип «Flutto» I серии) и «Nichelio» (тип «Acciaio»). 6 февраля 1949 года подводные лодки, к тому времени имевшие обозначения Z-13 и Z-14, были приняты советскими экипажами в албанском порту Виена. После прихода в Севастополь подводные лодки были включены в состав советского Черноморского флота под обозначениями С-41 и С-42 и активно использовались до 1956 года.

Вопрос о разделе флота побежденной Германии решался в июне 1945 года на Потсдамской конференции союзников. Разделу подлежали более пятисот боевых кораблей. В их число входили три десятка подводных лодок последних серий. Кроме того, в списках по разделу находились 1 339 вспомогательных судов различного назначения. Корабли, которые попали в руки союзников недостроенными или в поврежденном виде разделу не подлежали, и согласно договоренностям, должны быть затоплены.

Так советской стороне пришлось затопить недостроенные авианосец «Graf Zeppelin», тяжелый крейсер «Seydlitz» и поврежденный «карманный» линкор «Lutzow». В этот список так же так же попали два десятка подводных лодок XXI серии захваченных советскими войсками в Данциге. Процедура раздела проходила путем жеребьевки. В цилиндр поместили свернутые бумажки с названиями кораблей, а представители союзных держав по очереди доставали эти бумажки. Интересы СССР представлял адмирал Г.И.Левченко. Из крупных боевых кораблей в счет репараций от Германии Советскому Союзу достался легкий крейсер «Nurnberg» (в советском флоте «Адмирал Макаров»), 11 эсминцев и миноносцев, 10 подводных лодок.

В течение октября – ноября 1945 года подводные лодки прибыли в Лиепаю. В состав ВМФ СССР вошли четыре подводные лодки тип VII: U-1057, U-1058, U-1064 и U-1305, в советском флоте Н-22 - Н-25, затем С-81 - С-84) и одна тип IX U-1231, в советском флоте Н-26, затем Б-26), которые после подъема и изучения U-250 особого интереса для советских военно-морских специалистов не представляли. Вошедшие в состав советского флота 5 новейших подводных лодок XXI и XXIII серий U-3515, U-2529, U-3035, U-3041 и U-2353, в советском флоте Н-27 - Н-31), подверглись тщательному изучению как военных моряков, так и кораблестроителей.

Весной 1943 года, когда стало ясно, что Германия проиграла битву за Атлантику, одним из специалистов конструкторского бюро Г.Вальтера и офицером конструкторского управления Кригсмарине было предложено создать на базе скоростной парогазотурбинной лодки XVIII серии принципиально новой подводной лодки, особенностью которой являлось бы применение мощных электродвигателей и аккумуляторных батарей с втрое увеличенным количеством групп элементов. Так как работа над парогазотурбинными установками затянулась и нуждалась в длительной отработке, командование Кригсмарине, прекрасно понимая, что для перелома положения в Атлантике нужен принципиально новая подводная лодка, приняло этот вариант.

Иностранные подводные лодки в составе ВМФ СССР

Особенностью новой подводной лодки стала энергетическая установка. Кроме того, в проект были заложено все лучшее, что наработали немецкие конструкторы за последнее время. Несмотря на прекращение работ по подводным лодкам XVIII серии, Г.Вальтер благожелательно отнесся к проекту коллег, предложив к нему несколько своих разработок. Электроэнергетическая установка подводной лодки должна была, по расчетам проектантов, обеспечивать ей подводную скорость до 18 узлов. Это позволяло ей бороться с конвоями, не всплывая на поверхность ни для сближения с целью, ни для атаки. Применение самонаводящихся торпед увеличивало шансы на успех, а наличие гидролокатора позволяло подводной лодке атаковать по данным гидроакустики, не всплывая под перископ для визуального контакта с противником. Использование передовых технологий того времени позволяло увеличить глубину погружения до 200 метров. Выступающие части подводной лодки сводились к минимуму, им придавалась обтекаемая форма. В итоге значительно улучшились гидродинамические характеристики подводной лодки. Шнорхель позволял подводной лодке резко сократить свою радиолокационную заметность при зарядке батарей или при ходе в подводном положении под дизелями. 19 июля 1943 года материалы проекта «электролодки», получившего шифр «XXI серия», был одобрен гросс-адмиралом К.Деницем. Принятая в июле 1943 года программа кораблестроения Германии, рассчитанная на период до 1945 года предусматривала с середины 1944 года ежемесячное строительство 40 подводных лодок. При этом на шести верфях предполагалась постройка 102 «электролодок» XXI серии при сдаче первых подводных лодок к ноябрю 1944 года. К тому времени ресурсы Германии были уже весьма ограничены, и промышленность работала с колоссальным напряжением. Главой кораблестроительного комитета назначили человека до этого не связанного с кораблестроением - им стал генеральный директор завода по производству пожарных автомобилей «Magirus Werke».

Он предложил использовать знакомые ему методы производства в автомобилестроении, чтобы верфь являлась сборочным производством из готовых секций, которые поставляются предприятиями-смежниками расположенными внутри страны. Каждое такое предприятие было ответственно за сборку и своевременную поставку только одного рода блоков. Таким образом, весь технологический цикл делился на три стадии: изготовление «голых» секций; монтаж в них оборудования и испытание отдельно установленных механизмов; сборка подводной лодки из готовых блоков. Для выпуска конструкторской документации и координации работ предприятий, участвующих в проекте, в сентябре 1943 года было создано конструкторское бюро «Ingenieurburo Gluckauf» во главе с Х.Эльфкеном. К началу декабря 1943 года бюро, в котором по 12 часов в день при трех выходных в месяц работало 1 200 человек, завершило разработку проектных материалов, выпустив 18 400 рабочих чертежей. Разработанный график отводил на постройку одной подводной лодки 176 дней.

19 апреля 1944 года в Данциге спустили на воду первую «электролодку» U-3501. В июле она была передана флоту. В Гамбурге первая «электролодка» была сдана на месяц раньше – 15 июня. Благодаря бомбардировкам союзников намеченный график строительства новых подводных лодок выдержать не удалось. Пытаясь оградить сборку подводных лодок от бомбежек, в Бремене сборочная база была переведена в железобетонные укрытия-убежища, но в марте 1945 года союзники двумя 10-тонными бомбами остановили и это производство. Все же, несмотря на тяжесть обстановки, Германия сумела построить 119 (по другим данным 126) подводных лодок XXI серии.

После подписания акта о капитуляции Германии Дениц отдал приказ немецким подводникам не топить свои корабли, однако, посчитав, что он действует под давлением союзников, часть командиров подводных лодок предпочла не подчиниться своему Главнокомандующему. Около 90 подводных лодок XXI серии были затоплены своими экипажами, часть подводных лодок погибла несколькими днями раньше от действий союзной авиации при попытке прорваться через Датские проливы в Норвегию. Перед странами антигитлеровской коалиции капитулировали лишь 17 «электролодок» XXI серии. Как и на Западе, так и в СССР, прекрасно понимали, какие подводные лодки попали к ним в руки. Поделив «электролодки» между собой, теперь уже бывшие союзники приступили к их тщательному изучению. В результате чего в США приступили к программе GUPPY (Greater Underwater Propulsion Power), в рамках которой все подводные лодки постройки военных и довоенных лет, которые остались в строю, были существенно модернизированы до германских стандартов. Появившиеся в годы «холодной войны» подводные лодки типа «Tang» и «Darter» были непосредственным развитием лодок XXI серии.

Иностранные подводные лодки в составе ВМФ СССР

Только создание атомного подводного флота и запрет в 1959 году строительства дизель-электрических подводных лодок в США пресекло эту ветвь развития. Великобритания так же серьезно отнеслась к германскому опыту. Подводные лодки типа «Porpoise» и «Oberon» яркое тому подтверждение. После изучения германских подводных лодок часть подводных лодок Великобритания передала Франции, где бывшая немецкая подводная лодка под именем «Roland Morillot» (бывшая U-2518) служила до 1968 года. Приступая к возрождению подводного флота ФРГ немцы в 1957 в районе Фленсбурга подняли U-2540. После ремонта и переоборудования подводная лодка вошла в состав флота Западной Германии под именем «Wal». В 1984 году она была установлена в качестве памятника в Музее немецкого мореплавания в Бремерхафене под названием «Wilhelm Bauer». В советском флоте прямыми наследниками немецких «электролодок» могут считать себя разработанные ЦКБ-18 подводные лодки проектов 611 (большие подводные лодки, построено 26 единиц) и 613 (средние, построено 215 единиц) – первые советские лодки послевоенного поколения. В проектах было воплощено все лучшее, что советские конструкторы и строители переняли у германских коллег. Позже Советский Союз передал часть подводных лодок 613 проекта Албании, Болгарии, Египту, Индонезии, Польше, Сирии и Китаю. В 1954 году решением советского правительства Китайской Народной Республике были переданы рабочие чертежи и техническая документация подводных лодок 613 проекта.

По договору первые три подводные лодки полностью изготовляли советские верфи, а затем секциями они перевозились в Китай, где вновь собирались и испытывались. Вся техническая документация силами советских специалистов была переведена на китайский язык. Они же провели обучение китайского персонала. В деле строительства подводных лодок Советский Союз оказал КНР поддержку не только специалистами. Для подводных лодок из СССР в Китай поставлялись механизмы, оборудование, приборы и вооружение. Первые подводные лодки были построены на шанхайском судостроительном заводе «Дзянань», затем к постройке подключили Учанский завод в Ханькоу.

19 июля 1943 года при обсуждении подводных лодок XXI серии Карлу Деницу была представлена идея создания малой «электоролодки» прибрежного действия (проект XXIII). О Энергетическая установка «малюток» строилась на тех же принципах, что и на океанских подводных лодках XXI серии. Недостатком проекта являлось то, что малое водоизмещение не позволяло лодкам XXIII серии разместить ту массу технологических новинок, что были на океанских подводных лодках. Учитывая размеры подводных лодок, на них разместили всего две торпеды, что было явно недостаточно. Произведя атаку, подводная лодка была вынуждена возвращаться в базу для пополнения боезапаса.

Иностранные подводные лодки в составе ВМФ СССР

Головная подводная лодка XXIII серии должна была вступить в строй в феврале 1944 года, однако. Кроме того, уже в ходе строительства подводных лодок выявился серьезный просчет в проектировании – фактическая нагрузка подводной лодки превышала расчетную, но лочный метод проектирования и постройки лодок без особых проблем решил эту задачу.

17 апреля 1945 года головная подводная лодка XXIII серии была спущена на воду. Ею стала U-2321. Достройка подводной лодки на плаву затянулась. Только 12 июня 1944 года она вступила в строй. Постоянные воздушные налеты союзников заставили немцев в сентябре 1944 года перевести сборку этих подводных лодок в железобетонные бункеры-укрытия в районе Киля. В отличие от подводных лодок XXI серии, испытания подводных лодок прошли без особых накладок, если не считать катастрофу с U-2331, которая затонула 10 октября 1944 года у Хелы из-за способности подводной лодки к чрезвычайно быстрому погружению (всего за 14 секунд). До конца войны Германия смогла построить шестьдесят три подводные лодки XXIII серии, причем последняя U-4714 была спущена на воду 26 апреля 1945 года, когда бои шли уже в Берлине.

Простота подводных лодок XXIII серии позволила экипажам достаточно быстро их освоить. С февраля 1945 года подводные лодки XXIII серии совершили 10 боевых походов к берегам Британии, потопив четыре судна. Сами подводники потерь не имели. К подводным лодкам XXIII серии принадлежит последняя победа германского флота во Второй Мировой войне. 7 мая 1945 года у входа в залив Ферт-оф-Форт U-2336 одним залпом потопила два судна – норвежское «Sneland I» и британское «Avondale Park». После капитуляции Германии 25 прибрежных «электролодок» попали в руки союзников. При разделе германского флота U-2353 стала долей СССР, где получила обозначение Н-31.



Источник:

Картина дня

))}
Loading...
наверх